Хазрат Инайят Хан - страница 5


это", то это значит, что время и обстоятельства не позволили этому

материализоваться сейчас. Но если однажды была выпущена мысль, она

непременно будет материализована.

Глава 7 МЫСЛЬ И ВООБРАЖЕНИЕ

Ум имеет пять аспектов; но самый известный аспект -- это тот, для

которого мы, как правило, и используем слово "ум": творец мысли и

воображения. Ум -- это почва, на которой из мыслей и воображения вырастают

растения. Они живут в ней, но поскольку существует постоянная свежая

поросль, то те растения и деревья, которые появились раньше, скрыты от глаз

человека, и только новые растения, вырастающие там, предстают перед его

сознанием. Человек редко думает о прошлых мыслях и образах, потому что они

не находятся перед ним; но в то же время, когда бы он ни пожелал найти

мысль, которой когда-то придал форму, она немедленно найдется, поскольку все

еще существует здесь.


Та часть, которую сознание не видит перед собой в данный момент,

называется подсознанием. То, что есть сознание, остается на поверхности,

делая для нас ясной ту часть наших мыслей и мысленных образов, которые

только что у нас были или на которые мы все еще смотрим. Но те мысли или

фантазии, которые когда-то были у человека, продолжают существовать.


В какой форме они существуют? В форме, данной им умом. Душа принимает

форму в этом физическом мире, форму, заимствованную из этого мира. Мысль

также принимает форму, заимствованную из мира ума. Поэтому ясный ум может

дать мысли определенную жизнь, четкую форму; смущенный ум производит неясные

мысли. И можно увидеть истинность этого, разбирая содержание снов: сны

человека с ясным умом -- ясные и четкие; сны людей неясного ума -- путаные.

Кроме того, интересно, что сны художника, поэта, музыканта, того, кто живет

в красоте, кто думает о красоте, -- красивы; а сны тех, в чьем уме есть

сомнение, страх или смущение, обладают тем же характером.


Это доказывает, что ум наделяет мысль телом; ум придает форму каждой

мысли, и посредством этой формы мысль способна существовать. Форма мысли

известна не только тому, кто думает, но также и тому, кто отражает мысль в

своем уме и сердце. Таким образом, между людьми существует беззвучная связь:

мысле-формы одного человека, отражаются в уме другого. И эти мысле-формы

более могущественны и ясны, чем слова. Очень часто они производят большее

впечатление, чем произнесенное слово, потому что язык ограничен, в то время

как мысль обладает гораздо большим диапазоном выражения.


Воображение -- это неконтролируемая мысль. Могут спросить: хорошо ли

обладать сильным воображением? Хорошо быть сильным самому. Если человек

имеет силу ума, тогда и воображение сильно, и мысль сильна, и сам человек

силен. Но сильное воображение означает исходящую от человека силу,

простирающуюся без его контроля. Поэтому сильное воображение не всегда

многообещающе; желательна именно сила мысли. Но что такое мысль? Мысль --

это самонаправленное и контролируемое воображение.


Но если мысль обладает телом, то привязана ли она тогда к определенному

месту или распространяется равномерно по всей вселенной? Это тонкий вопрос.

Представим себе человека в тюрьме. Разве его ум тоже в тюрьме, разве он не

может распространиться дальше и выйти из тюрьмы? Конечно, может. В тюрьме

только тело человека, его ум может пойти куда угодно.


Возможно, что мысль, произведенная в мире ума, иногда делается

пленницей внутри горизонта того предмета, мотива, источника или сферы

применения, где она выполняет свое предназначение. Но тем не менее, это

мысль, и она способна моментально достигать любой части вселенной.


Существует еще один очень интересный аспект в изучении природы ума:

каждый ум притягивает и отражает мысли того же вида, что присущи ему самому.

Если ум -- это почва, то подобно тому, как на одном участке земли растут

именно цветы, на другом -- фруктовые деревья, а третий притягивает только

сорняки, так и отражение, падающее с одного ума на другой, попадает именно

на тот ум, который притягивает его. Это причина того, почему подобное

притягивает подобное. Если разбойник или вор поедет в Париж, он непременно

там встретится с вором. Он легко найдет, где живет вор; он сразу его увидит,

потому что его ум стал приемником того же типа мыслей. Как только их взгляды

встретятся, установится связь; их мысли подобны. Можно видеть в повседневной

жизни, как подобное притягивает подобное. Причина в том, что ум развил

определенный характер; и в нем возникают мысле-образы этого конкретного

характера. И это столь интересно для того, кто видит этот феномен в обычной

жизни, что нет такого момента, когда бы он сомневался в истинности этого.


Высокие умы всегда отражают и притягивают более высокую мысль. Откуда

бы она ни исходила, она придет к ним; она будет привлечена почвой ума,

подготовленной для нее. Обычный ум привержен обычным мыслям.


Например, человек, который имеет привычку критиковать людей, с

готовностью открывает свои уши для критики, потому что этот предмет

интересует его; в этом его удовольствие. Он не может противостоять искушению

услышать дурное о другом, потому что это самое дорогое для его сердца,

поскольку он сам говорит об этом. Для ушей человека, которому не принадлежит

эта мысль, это неродная нота, которую он не желает слышать. Его сердце не

находит в этом удовольствия; оно хочет отбросить все негармоничное. Поэтому

мир ума -- это царство человека, его собственность; что он сеет, то и

пожинает; для какой цели он содержит эту собственность, то и производится в

ней.


Теперь углубимся дальше в метафизику. Что формирует мысле-образ? Это

очень тонкий вопрос. Ученый-материалист скажет, что существуют мысле-атомы,

которые группируются и создают форму; соединяясь вместе, они образуют

мысле-форму. А если он захочет объяснить это более предметно, то скажет, что

в мозгу существуют маленькие мысле-образы, подобные движущимся картинкам, и

когда они движутся удачно, они составляют форму. Поскольку этот человек не

видит дальше своего тела, то он хочет найти секрет всей жизни в своем теле и

в физическом мире.


В действительности, мозг -- всего лишь инструмент для того, чтобы

сделать мысли более ясными; мысль больше, шире, глубже и выше, чем мозг.

Изображение мысли создается впечатлениями ума. Если ум не имел впечатлений,

то мысль не будет ясной. Например, слепой, который никогда в жизни не видел

слона, не сможет сформировать идею о слоне, потому что его ум не имеет

готовой для создания по команде его воли формы. Для того, чтобы создать

форму, ум должен сначала ее узнать. Следовательно, ум является хранилищем

всех форм, когда-либо виденных человеком. Но может ли форма быть отраженной

в уме слепого человека? Да, но она останется незавершенной. Если мысль

проецируется на слепого человека, он воспринимает ее наполовину; поскольку

он не имеет той части, которую должен взять из своего собственного ума, то

он принимает только отражение, спроецированное на него. Поэтому у него есть

туманная идея об этой вещи, но он не может сделать ее ясной для себя,

поскольку его ум еще не сформировал эту идею.


Форма мысли, удерживаемая умом, отражается на мозге. Мозг можно

сравнить с фотографической пластинкой. Мысль падает на мозг, подобно лучу,

падающему на фотографическую пластинку, -- как собственные мысли человека,

так и мысли других. Но существует другой процесс, и он заключается в том,

что мысль развивается, проявляется подобно фотографической пластинке. А с

помощью чего она развивается? Есть ли какой-нибудь раствор, в который должна

быть помещена эта "фотографическая пластинка"? Да, это интеллект;

посредством собственного интеллекта человека она развивается и делается

более ясной для внутреннего чувства. Под внутренними чувствами

подразумевается внутренняя часть пяти чувств. Хотя внешне именно пять

органов дали нам идею о пяти чувствах, но в действительности существует

только одно чувство. Через пять внешних органов мы испытываем различные

вещи, и это дает нам идею о пяти чувствах.


Существуют склонные к видениям люди, которые имеют концепцию различных

цветов мыслей, фантазий, чувств и их воображаемых форм. Несомненно, это

скорее символично, чем актуально. Цвет мысли соответствует состоянию ума. Он

показывает элемент, к которому принадлежит мысль; принадлежит ли она

элементу огня, элементу воды или земли, воздуха или эфира. Это значит, что,

например, за этой мыслью стоит огонь; он создает вокруг мысли цвет, подобно

атмосфере, окружающей ее. И тогда склонные к видениям люди воспринимают

мысле-форму в виде цвета, который окружает мысль в соответствии с присущим

ей характером.


Мысль, связанная с земной выгодой, [состоит] из элемента земли; мысль о

любви и привязанности представляет элемент воды, она распространяет

симпатию; мысль о мести, разрушении, вреде и боли представляет огонь; мысль

об энтузиазме, храбрости, надежде, стремлении представляет воздух; мысль об

отдыхе, одиночестве, тишине и покое представляет эфир. Таковы основные

характеристики мыслей в связи с пятью элементами.


Нет превосходства одного элемента над другим. Превосходство мысли

соответствует кругозору ума. Если человек, стоящий на земле, видит горизонт

перед собой, -- это один кругозор; если другой человек стоит на вершине

башни, он видит более широкий горизонт, -- его кругозор отличен от первого.

Именно в соответствии с кругозором мысль бывает высшей или низшей. Кроме

того, никто не может взять мысль, любую мысле-картину, и сказать: "Это

низшая мысль" или "Это высшая мысль". Мысль -- это не земная монета, которая

ниже или выше. А вот то, что на самом деле делает ее ниже или выше, так это

-- стоящий за ней мотив.


Форма мысли также оказывает свое воздействие, влияние на форму

выражений кого либо. Поскольку мысль, для того, кто может прочесть ее,

обладает определенным языком, который проявляется в виде, типе письма. Этот

язык может быть прочитан по лицу и внешнему виду человека. Каждый читает его

в определенной мере, но определить буквы, алфавит этого языка очень сложно.


Существует одна тайна, открывающая дверь в мысле-язык, -- это вибрации

и то направление, которое они принимают. Мысль воздействует на человека и

начинает проявляться в его видимом существе. Есть определенный закон,

управляющий ее работой; и этот закон -- закон направления: направлены ли

силы направо или налево, верх или вниз. Именно это направление вибраций

мысли создает изображение, так что видящий может видеть так же ясно как

картинку, так и букву. Несомненно, что для видящего необязательно читать

мысль по видимой форме человека; потому что он не может быть видящим, если

он не открыт для отражения, так что каждая мысль отражается в нем, что

делает вещи еще более ясными. Кроме того, ему не надо видеть изображение

мысли на видимой форме для того, чтобы узнать ее; сама атмосфера говорит

ему. Сама мысль восклицает: "Я есмь такая-то мысль", какова бы она ни была;

потому что мысль обладает языком, голосом; мысль имеет дыхание и жизнь.

Глава 8 ПАМЯТЬ

Память -- это ментальная способность, столь же определенная, как и ум,

записывающая машина, которая записывает все, что попадает на нее через пять

чувств.


То, что человек видит, слышит, обоняет, касается, пробует на вкус,

записывается в памяти. Форма, картина, изображение, однажды увиденные,

иногда остаются в памяти на всю жизнь, если это было хорошо записано

памятью. В мирской жизни человек слышит так много слов в течение дня, и все

же некоторые слова, записанные памятью, остаются на всю жизнь столь же

живыми, как тогда. Так же и с музыкой. Если однажды человек услышал

прекрасную музыку и она записалась в его уме, онэ остается навечно. А память

-- это такая живая машина, что вы можете воспроизвести запись в любое время;

она там. Однажды испытанный хороший запах вспоминается; чувство вкуса

остается; чувство прикосновения удерживается памятью.


Вещи остаются в памяти не так, как в записной книжке. Поскольку

записная книжка мертва, то и все, записанное в ней, мертво; но память --

живая, так что все, остающееся в памяти, тоже живо и обладает живым

ощущением. Запись приятного воспоминания иногда столь ценна, что человек

бывает готов пожертвовать этим объективным миром во имя такой записи.


Однажды я был очень тронут, увидев вдову, родственники которой хотели,

чтобы я попросил ее вернуться в общество, общаться с людьми, жить более

мирской жизнью. Я пошел к ней дать совет по этому поводу. Но когда она мягко

сказала мне: "Все ощущения жизни этого мира, какими бы приятными они ни

были, не приносят мне удовольствия. Моя единственная радость -- это

воспоминание о моем возлюбленном; другие вещи приносят мне печаль, другие

вещи заставляют меня страдать. Если я и нахожу в чем-то радость, так это в

мыслях о моем возлюбленном", -- я не смог сказать ни слова, чтобы изменить

ее мнение. Я подумал, что было бы грехом лишать ее радости. Если бы память

была страданием для нее, в этом случае я поговорил бы с нею. Но это было

радостью для нее, единственной радостью. Я подумал, что это была живая Сати.

Я испытывал только величайшее уважение к ней и не мог произнести ни слова.


В памяти можно найти секрет рая и ада. Как сказал Омар Хайям в

"Рубайяте": "Рай -- это видение свершившегося желания, а ад -- лишь тень

горящей души". Что это? Где это? Это только в памяти. Поэтому память -- не

маленькая вещь. Она не есть что-то, скрытое в мозге. Это нечто живое и нечто

столь обширное, что ограниченный ум не может постичь ее; это нечто, само в

себе являющееся миром.


Но люди могут спросить: "Тогда что это такое, если человек потерял

память? Вызвано ли это нарушениями в мозге?" Никто в действительности не

теряет память. Человек может потерять свою память, но она никогда не теряет

его; потому что память -- это самое его существо. Происходит то, что

нарушение в мозге не дает возможности определить, что же содержит память.

Поэтому человек, потерявший память вследствие нарушения в мозге, все же

точно также обладает ею. Эта память станет для него более ясной после

смерти, поскольку ум является чем-то совершенно отличным от тела; это нечто

отдельное, независимое от тела. Ум зависит от тела в восприятии внешних

переживаний, которые он получает посредством чувств; но ум независим от тела

в удержании своих сокровищ, которые он собрал из внешнего мира и в

сохранении их.


Так как мы привыкли испытывать все посредством механизма нашего тела,

даже чувства, то это делает нас зависимыми от него в некоторых случаях; но

это не значит, что мы не можем испытывать то, что принадлежит уму, без

помощи тела. Так, если человек поднимется над объектным бытием, он обнаружит

свою память неповрежденной. Просто память не может функционировать в мозге,

который не в порядке, но и в этот период, когда человек потерял свою память,

впечатления все равно записываются; они возвращаются позже. Только в это

время, когда человек потерял память, она не активно делает запись вещей,

даваемых ей.


Иметь хорошую память -- это не просто хорошо; это благодать, это знак

духовности; потому что это показывает, что свет интеллекта ясен и освещает

каждую частицу мозга. Хорошая память -- это знак великих душ.


Кроме того, память есть сокровище, в котором хранится знание человека.

Если человек не может черпать собранное им знание из памяти, то он зависит

от книг и его знание имеет малую цену.


Однажды, шесть месяцев спустя после того, как мой муршид принял меня в

качестве своего ученика, он начал говорить о метафизике. Будучи сам склонным

к метафизике, я горячо приветствовал эту возможность. Никогда за все эти

шесть месяцев я не был нетерпелив и не показывал какого-либо страстного

желания узнать больше, чем мне было позволено узнать. Я был совершенно

удовлетворен у ног Мастера; это было все для меня. Тем не менее, для моего

ума было огромным стимулом услышать от него что-то, касающееся метафизики.

Но как только я достал свою записную книжку из кармана, мой муршид закончил

предмет. Он не сказал ничего, но с этого дня я выучил урок, что записная

книжка не должна быть хранилищем моего знания. Существует живая записная

книжка; это моя память -- "записная книжка", которую я пронесу с собой через

всю жизнь и через грядущее.


Несомненно, муршид всегда записывал на бумаге вещи, принадлежащие

земле, цифры и другие факты; но вещи, имеющие отношение к духовному порядку

вещей, к божественному закону, гораздо более важны, записная книжка создана

не для них, их надо хранить в памяти. Потому что память -- это не только

записывающая машина; это в то же время плодородная почва; и все, что было

помещено туда, является постоянно созидающим; оно что-то делает там. Поэтому

вы не просто обладаете чем-то, что положили в банк, вы также получаете

проценты.


Но в то же время на суфийском пути мы учимся тому, как стирать с

записанного живую память о чем-либо в прошлом; это работа, которую мы

выполняем с помощью концентрации и медитации. Это не простая вещь, но

наиболее сложная и самая значительная из существующих вещей. Вот почему мы

сохраняем наше учение свободным от предположений, мнений, доктрин и догм:

потому что мы верим в подлинную работу над собой. Что, если бы однажды вам

сказали некую вещь и вы поверили в нее, а на следующий день уже сомневаетесь

и не верите? Если бы вам сказали, что на седьмом небе существует дом или

дворец, что бы это вам дало? Это только удовлетворило бы ваше любопытство,

но никуда бы вас не привело. Именно поэтому путем медитации мы достигаем

этой вещи. Мы можем стереть из памяти то, что хотим; и таким образом мы

способны создать наш рай сами. Весь секрет эзотеризма лежит в

контролировании ума и работе с ним, подобно тому, как художник работает с

холстом и создает на нем все, что ему нравится.


Как может человек разрушить нежелательные мысли? Должны ли они всегда

разрушаться тем, кто создал их? Да, именно создатель мысли должен разрушить

ее; но не каждому человеку это под силу. Только тот, кто достиг мастерства,

кто может созидать так, как хочет, может также и разрушать. Когда мы

способны создавать на холсте нашего сердца все, что пожелаем, и стирать все,

что пожелаем, тогда мы достигаем того мастерства, которого жаждет наша душа;

мы выполняем ту работу, для которой мы здесь. Тогда мы становимся хозяевами

своей судьбы. Это трудно, но это тот предмет, к которому мы стремимся в

жизни.


Иногда память ослабляется слишком сильным напряжением ума. Когда

человек пытается вспомнить, он напрягает нечто естественное. Для памяти

естественно помнить. Но когда вы напрягаете ее: "Ты должна вспомнить", тогда

она забывает. Потому что сам факт того, что вы напрягаете ее, заставляет ее

забывать.


Человек не должен пытаться оказать на ум более глубокое впечатление,

чем оказывается на него естественным образом. Необязательно использовать

мозг, когда пытаешься что-то вспомнить, потому что используя мозг, человек

только напрягает его. Память находится под командой человека. Если он хочет

знать о чем-то, без напряжения мозга это приходит немедленно. Это как

автоматическая машина; она должна представлять перед вами все, что вы хотите

знать, моментально. Если память не работает таким образом, то с ней что-то

не в порядке. Конечно, ассоциативные связи помогают. Это подобно тому, как

человек утратил мысль о лошади в своем уме, а конюшня напомнила ему. Вашего

внимания вполне достаточно; сила воли не должна использоваться для

вспоминания вещей; но и сегодня люди применяют неверный метод, когда

говорят, что для того, чтобы вспомнить, человек должен проявить волю, желать

этого. Желанием он ослабляет память. Кроме того, необходимо равновесие между

деятельностью и отдыхом.


Память никогда не теряется. Просто когда ум расстроен, то память

становится туманной; поэтому именно спокойствие ума делает человека

способным различать все, что содержит его память. Когда ум расстроен, когда

человек неспокоен, тогда он, естественно, не способен прочесть все, что

записала его память. Неверно, что память отдает то, что хранится в ней.

Просто человек утрачивает ритм своей жизни из-за перевозбуждения,

нервозности, слабости нервов или тревоги, беспокойства, страха, смущения; и

именно это вызывает некий вид беспорядка в уме, и человек не может ясно

почувствовать вещи, которые были однажды записаны в памяти. Тот, кто не

может легко запоминать наизусть, для того, чтобы улучшить эту ситуацию, в

первую очередь должен сделать свой ум спокойным.


Это ментальный путь. А физический путь сделать память лучше -- это

меньше есть и нормально спать, не работать слишком много, не беспокоиться и

держаться подальше от тревоги и страха. Человеку не надо работать с самой

памятью для того, чтобы сделать ее ясной; что требуется, так это сделать

себя спокойным, ритмичным и мирным, и тогда память станет отчетливой.

Глава 9 ВОЛЯ

Воля -- это не просто сила, но это "вся" существующая сила. Как Бог

сотворил мир? Волей. Поэтому то, что в себе мы называем силой воли, в

действительности является силой Бога, силой, которая с помощью нашего

узнавания ее возможностей увеличивается и оказывается величайшим феноменом в

жизни. Если существует какой либо секрет, стоящий за миром феноменов,

который можно узнать, то это сила воли; и именно благодаря силе воли мы

выполняем все, что делаем физически или мысленно. Наши руки, со всем их

совершенным механизмом, не смогли бы удержать стакан воды, если бы не было

силы воли, поддерживающей их. Человек может казаться здоровым; но если сила

воли покидает его, он не может даже стоять. Не тело помогает нам стоять

прямо; это наша сила воли. Не сила тела заставляет нас двигаться; это сила

воли, поддерживающая тело, заставляет его двигаться. Поэтому на самом деле

птицы летают не с помощью крыльев, они летают с помощью силы воли; рыбы

плавают не с помощью своего тела, они плавают с помощью своей силы воли. И

когда человек имеет волю плавать, он плавает как рыба.


Человек способен выполнить потрясающие вещи с помощью силы воли. Успех

и неудача являются ее феноменами. Именно феномен воли приносит человеку

успех; а когда воля изменяет ему, то каким бы квалифицированным и умным он

ни был, человек терпит провал. Следовательно, это не сила личности человека,

это божественная сила в человеке. А работа этой силы над умом еще больше.

Потому что никто не может удержать мысль в уме хоть на мгновение, если нет

силы воли, чтобы удерживать ее. Если человек не может сконцентрироваться, не

может удержать свою мысль в покое на мгновение, это значит, что сила воли

изменяет ему; потому что именно воля удерживает мысль.


Теперь мы подходим к вопросу о том, из чего сделана сила воли: говоря

поэтически, сила воли -- это любовь, а в метафизических терминах любовь --

это сила воли. И если кто-то говорит, что Бог есть любовь, в

действительности это означает, что Бог есть воля; потому что любовь Бога

проявляется после творения, но воля Бога является причиной творения. Поэтому

изначальный аспект любви -- это воля. Когда человек говорит: "Я люблю делать

это", это значит: "Я имею волю (will to do) делать это", что являются очень

сильным выражением, означающим: "Я полностью, очень люблю делать это".


Воля и сознание по сути своей -- одно и то же. Это два выражения одной

вещи, и это делает их различными; но эта двойственность исходит из единства.

Это самое Существо Бога, которое в выражении является волей, а в отклике --

сознанием; другими словами, в действии -- это воля, в покое -- это сознание;

точно так же, как свет и звук в своей основе являются одной и той же вещью.

В одних условиях трение вибраций производит свет; в других -- те же вибрации

слышимы. Вот почему природа и характер света и звука являются одними и теми

же, как и природа и характер сознания и воли, потому что в своей основе обе

эти вещи принадлежат самому Существу Бога.


Коран говорит: "Мы сказали "Будь"; и это стало". Это ключ к миру

феноменов. Для прогрессивного мира, для продвинутой мысли это является

ключом, который показывает, как проявление пришло к существованию. Оно

пришло к существованию в ответ на Волю, которая выразила себя, сказав

"Будь"; и оно стало. И этот феномен присущ не только источнику вещей; этот

феномен присущ всему бытию, всему процессу проявления.


Мы склонны смотреть на все это творение как на механизм, и мы не

прекращаем думать: как механизм может существовать без инженера? А чем

является механизм? Он есть всего лишь выражение воли инженера, инженера,

создавшего этот механизм для своего удобства. Но так как мы не видим этого

инженера перед нами, а видим только механизм, мы вовлекаемся в законы работы

этого механизма и забываем про инженера, который управляет им. Как сказал

великий вдохновитель и философ Руми в своей книге "Маснави": "Земля, вода,

огонь и воздух кажутся нам подобными вещам или предметом; но перед Богом они

-- живые существа; они предстают как Его покорные слуги, и они подчиняются

божественной Воле". Часть этой Воли мы наследуем как наше собственное

божественное наследство, а наше осознание воли делает ее больше; если мы не

осознаем ее, она становится меньше. Именно оптимистичное отношение к жизни

развивает волю; пессимистическое отношение уменьшает ее, отнимает у нее

великую силу. Следовательно, если и есть что-то, мешающее нашему прогрессу в

жизни, то это наше собственное "я". И тысячу раз верно то, что в мире нет

никого, кто может быть нашим злейшим врагом, кроме нас самих; потому что в

каждой неудаче мы видим самих себя, стоящих в нашем собственном свете.


Земля содержит зерно; и в результате из нее появляется росток. Так же и

с сердцем: сердце содержит зерно мысли, и из него тоже появляется росток и

приносит плод выполнения. Но не только мысль, но и сила удержания мысли

имеет огромную важность. Следовательно, фактор сердца, фактор, удерживающий

мысль, имеет огромную важность для выполнения жизненной цели. Часто человек

говорит: "Я пытаюсь изо всех сил, но я не могу сконцентрировать свой ум, я

не могу сделать свой ум неподвижным". Это правда; но неправда то, что он

старается изо всех сил. "Изо всех" не кончается тут; "изо всех"

действительно приводит к выполнению цели.


Ум подобен норовистой лошади. Возьмите дикую лошадь и впрягите ее в

экипаж; это столь необычное переживание для нее, что она будет скакать,

лягаться и бегать, и будет стараться опрокинуть экипаж. Также и для ума

тяжелой ношей является то, что вы заставляете его взять одну мысль и

удерживать ее какое-то время. Именно тогда ум становится норовистым, потому

что он не привык к дисциплине. Ум сам будет выбирать себе мысль; он так

быстро схватится за мысль о разочаровании, боли, сожалении, печали или

неудаче, что вы не сможете вырвать из его хватки то, что он удерживает сам.

Но когда вы просите ум удержать какую-то конкретную мысль, тогда он говорит:

"Я не буду держать ее". Когда ум приучен к дисциплине с помощью концентрации

и силы воли, тогда он становится вашим слугой. А когда ум стал вашим слугой,

чего вам еще надо? Тогда ваш мир является вашей собственностью, вы король в

вашем королевстве.


Несомненно, могут спросить, почему бы нам не позволить уму быть таким

же свободным, как свободны мы сами. Но мы и ум -- это не две разные вещи.

Это все равно, что сказать: "Пусть лошадь будет свободна и всадник будет

свободен". Тогда лошадь хочет скакать на юг, а всадник хочет идти на север.

Как они могут отправиться вместе? Есть люди, которые даже говорят: "Пусть мы

будем свободны и воля будет свободна". Но чем тогда являемся мы? Тогда мы

ничто. Дисциплина имеет место в жизни человека. А самодисциплина, какой бы

трудной и тираничной она ни казалась бы в начале, все же в конце делает душу

хозяином себя. Великие души и адепты не напрасно вели аскетическую жизнь; в

этом была цель. Этому надо не следовать, а понимать: какую пользу они из

этого получали, чего достигали с помощью этого. Это была самодисциплина,

развитие силы воли.


Все, чего нам не достает в жизни, как мы видим, это нехватка силы воли,

а вся благодать, которая приходит к нам, приходит с помощью силы воли.

Некоторые думают, что сила воли не зависит от нас; что она дается некоторым

как милость, как благословение. Она не зависит от нас, но она является нами.

Несомненно, это милость и благодать, но в то же время ее можно найти в нас,

это самое наше существо.

Глава 10 РАЗУМ

Когда мы анализируем слово "разум" (reason), это открывает для нас

широкое поле мысли. Во первых, каждый творец добра и каждый, совершающий

зло, имеет причину для поддержки своего действия. Когда два человека

ссорятся, каждый говорит, что он прав, потому что у каждого есть на это своя

причина. Может быть, для третьего человека причина одного может показаться

более разумной, или, возможно, он скажет, что они оба не имеют причин, а что

правда и разум на его стороне. Все споры, аргументы и дискуссии кажутся

основанными на резонах или причинах.


И все же рассудок, если человек проанализирует его, не является ничем

другим, кроме как иллюзией, постоянно держащей человека в недоумении.

Причина всей дисгармонии, всего несогласия заключается в недоумении,

вызванном непониманием разумом побудительной причины другого человека. Но

кто-то спросит: что такое разум? Откуда он происходит? Разум принадлежит и

земле и небесам: его глубины небесные, его поверхность земная; а то, что

заполняет брешь между небесами и землей в форме рассудка, является средней

его частью, которая объединяет разум. И поэтому разум может быть или

наиболее запутывающим, или дающим наибольшее озарение. В глубине разума

существует самое совершенное рассуждение, принадлежащее небесам; а на

поверхности есть другое рассуждение, которое принадлежит земле. Если человек

говорит кому-то: "Почему ты взял чужой плащ?", тот может ответить: "Потому

что идет дождь". У него есть причина; другой, небесный разум, подумает: "Ну,

я не должен брать чужой плащ. Хотя идет дождь, но все же это не мой плащ".

Это совершенно другой разум или причина. Думаете ли вы, что воры и

грабители, великие разбойники не имели повода? Иногда у них были веские

причины, но причины поверхностные. Разве не может вор в опрадание своих

действий сказать: "Что из того, что этот богатый человек потерял так много

денег? Вот я, бедный человек, я могу использовать их с гораздо большей

пользой. Я не ограбил его до последнего пенни; я просто взял столько,

сколько хотел. Это полезно, я могу с их помощью сделать что-нибудь хорошее".


Кроме того, рассудок -- это слуга ума. Если ум чувствует, что кто-то

ему нравится, то рассудок сразу же преподносит тысячу вещей во славу этого

человека, в его пользу. Ум имеет желание ненавидеть человека, и сразу же

рассудок приводит, возможно, двадцать аргументов за то, чтобы ненавидеть

его. Мы знаем, что любящий друг может найти тысячу хороших и прекрасных черт

в друге; а враг найдет тысячу недостатков даже у самого лучшего человека в

мире, если он его враг, и у него будут на то разумные основания.


Французы обычно говорят: "Vous avez raison" ("Вы правы", дословно --

"Вы имеете причину"); можно сказать, что все имеют причину, все правы. У

человека всегда есть причина; но важно то, какова эта причина. Земной ли это

разум говорит, небесный или промежуточный? Естественно, что небесный разум,

не соглашается с земным.


Теперь мы подходим к самой сути вещей: откуда мы берем разум, где мы

выучиваемся ему? Земному разуму мы учимся из наших земных переживаний,

земного опыта. Когда мы говорим: "Это правильно, а это неправильно", то это

только потому, что мы научились у земли говорить так. Невинный ребенок,

который только что родился, еще не научился различать правильное и

неправильное, и для него это ничего не значит; он еще не обрел этот земной

разум. Существует также разум выше земного разума. Человек, взявший чужой

плащ, имел разумную причину: "потому что шел дождь". Но существует разумная

причина выше этой; она в том, что этот плащ не принадлежит ему. И по этой

причине он скорее промок бы под дождем, чем взял этот плащ. Это другая

разумная причина; другой разум, или рассудок, стоящий за причиной.


Но существует и высший разум -- небесный разум. Это тот разум, который

понимает не каждый; именно этот разум открывают в себе видящие, святые,

мистики и пророки. Именно на этом разуме основаны религии; на почве этого

разума идеи мистицизма и философии вырастают, подобно растениям, и приносят

плоды и цветы. Здесь от ученика ожидают, что он будет слушать рассуждения,

причины своего учителя, вместо того, чтобы спорить с ним; цель ученика --

познать небесный разум, стоящий за разумом учителя, узнавать, что в жизни

человека наступает время, когда его глаза открыты для сущностного разума. А

как называется этот разум? Он называется бодисатва. "Сатва" означает

"сущность", а "бодхи" или "буддх" значит "разум"; от этого слова происходит

титул Гаутамы Будды.


Как можно достичь этого разума? Достижением ритма, называемого сатва.

Существуют три ритма: тамас, раджас и сатва. Человек, чей ритм жизни тамас,

знает земной разум; тот, чья жизнь идет в ритме раджас, знает нечто превыше

земных причин, разум, скрытый за причиной; а тот, кто начинает видеть или

жить в ритме сатва, начинает видеть основание каждой причины, которая

находится в самых глубинах бытия; и это Божественный разум.


Есть разум, связанный с импульсом, побуждением и есть разум, связанный

с мыслью. Разум, связанный с мыслью, -- это средняя часть разума; разум,

который связан с импульсом, -- это низшая часть разума. Но вдохновляющий

разум -- это небесный разум. Этот разум раскрывает Божественный свет,

который приходит через пробуждение этого разума, когда человек находит

сердце Бога и живет в нем.


Существует история о Моисее, который однажды проходил вместе с Хидром

через некую страну. Хидр был муршидом Моисея, когда тот готовился к тому,

чтобы стать пророком. Сначала Моисею был преподан урок дисциплины: не

издавать ни звука в любых обстоятельствах. Когда они шли, наблюдая красоту

природы, и учитель и ученик молчали. Учитель был восхищен красотой; ученик

тоже чувствовал это. Так они прибыли на берег реки, где Моисей увидел

тонущего ребенка и громко кричащую мать, которая не могла ему помочь. И

тогда Моисей не смог держать рот закрытым; он вынужден был нарушить

дисциплину и сказал: "Мастер, спасите его, ребенок тонет!" Муршид сказал:

"Тихо!" Моисей не мог молчать. Он снова сказал: "Мастер, Мастер, спасите

его! Он же тонет!" Хидр сказал: "Тихо!", и Моисей замолчал. Но его ум был в

волнении; он не знал, что и подумать. "Как может Мастер быть таким

безрассудным, таким невнимательным, таким жестоким, или Мастер бессилен?",

-- спрашивал он себя. Он не мог понять что есть что; он не смел даже думать

об этом, и все же эта мысль доставляла ему огромное неудобство.


Когда они пошли дальше, то увидели тонущую лодку; и Моисей сказал:

"Мастер, лодка тонет, она идет ко дну". Мастер опять приказал ему замолчать;

тогда он замолчал, но все еще чувствовал огромнейшее неудобство. Когда они

добрались до дома, он сказал: "Мастер, я думаю, что тебе следовало спасти

этого маленького невинного ребенка, который тонул, и также следовало спасти

ту лодку, которая шла ко дну. Но ты не сделал ничего. Я не могу понять, но я

хотел бы получить объяснение". Мастер сказал: "То, что видел ты, видел и я.

Мы оба видели. Так что тебе было бесполезно говорить мне о том, что

происходит, поскольку я и так знал. Если бы я решил, что было бы лучше

вмешаться, я мог бы сделать это. Почему же ты взял на себя труд сказать мне

об этом и нарушил свой обет молчания?" Он продолжал: "Ребенок, который

тонул, должен был бы вызвать вражду между двумя нациями, тысячи и тысячи

жизней были бы уничтожены в этом конфликте. То, что он утонул, предотвратило

другую надвигающуюся опасность". Моисей взглянул на него с огромным

удивлением. Тогда Хидр сказал: "Та тонущая лодка была лодкой пиратов, они

отправлялись потопить большой корабль, полный пилигримов, и забрать все, что

останется от корабля, себе. Разве ты думаешь, что ты или я можем судить об

этом? Сам Судия стоит за всем этим; Он знает Свои действия, Он знает Свою

работу. Когда тебе сказали молчать, ты должен был держать свой рот закрытым

и наблюдать все в молчании, как это делал я".


Есть персидская поговорка, которая гласит: "Только садовник знает, за

каким цветком ухаживать, а какой срезать".


Должны ли все мы поступать подобным образом? Должны ли мы оставаться на

месте и не помогать? Нет, вы можете помогать. Но в то же время, если

духовный человек, как вам кажется, не делает того, что вы ожидаете от него,

вам не следует говорить ему об этом; потому что вы должны знать, что в этом

есть некая разумная причина. Вы не можете судить его. Чем больше вы

развиваетесь, тем сильнее ваш разум изменяется. Так что никто не имеет права

судить другого; но человек может стараться сам поступать наилучшим для него

образом.


Несомненно, что ныне действующая система образования является для детей

огромной помехой. Родители учат своих детей свободно рассуждать; и когда

дети достигают определенного возраста, то из-за того, что они рассуждали

свободно, они перестают думать; прежде чем они подумают, они доказывают,

спорят и спрашивают: "Почему нет?", "Почему?"; и таким образом они никогда

не достигают небесного разума. Потому что для того, чтобы достигнуть этого

небесного разума, необходимо быть отзывчивым, чувствительным, а не

напряженным. То, чему учат сегодня ребенка, это агрессивное отношение. Он

навязывает свое знание другим. И вследствие недостатка чувствительного,

отзывчивого отношения он теряет возможность даже прикоснуться к той

сущности, сути разума, которая является духом Бодисатвы. Это всегда было

огромной трудностью в жизни развитых душ. Что случилось с Иисусом Христом? С

одной стороны, существовала земная причина, с другой стороны, существовала

причина небесная.


Однажды я посмотрел на своего муршида, и в мой любознательный ум пришла

мысль: "Почему такая великая душа, как мой Муршид, должен носить башмаки,

украшенные золотом?" Но я сразу же взял себя в руки, и это осталось всего

лишь мыслью; она могла никогда не выйти из моих уст, она была под контролем.

Но все-таки она стала известна. Я не мог скрыть свою дерзость моими губами;

мое сердце было перед моим муршидом подобно открытой книге. Он мгновенно

заглянул в него и прочитал мою мысль. И знаете, что он ответил мне? Он

сказал: "Сокровища земли я держу у своих ног".


Однажды один муршид был в большом городе, и когда вернулся, он сказал:

"О, я переполнен радостью, я переполнен радостью. Это было так замечательно,

возвышенно, в присутствии Возлюбленного". Тогда его мюрид подумал: "Там был

возлюбленный и восторг; как замечательно! Я должен пойти и посмотреть, смогу

ли я найти их". Он прошел через город, вернулся и сказал: "Ужасно! Как

ужасен мир! Все как будто готовы перегрызть друг другу горло; вот что я

видел. Я не чувствую ничего, кроме подавленности, как будто все мое существо

разрывается на куски". "Да, -- сказал муршид. -- Ты прав". "Но объясни мне,

-- сказал мюрид, -- почему ты так восторгался после того как вернулся, а я

разрываюсь на части? Я не могу вынести этого, это ужасно". Мурщид сказал:

"Ты шел не в том же ритме, в котором я шел через город". И это означает не

только медленный ритм походки, но ритм, в котором движется ум, тот ритм, от

которого наблюдение получает пользу: именно это создает разницу между одним

человеком и другим; и это то, что приводит к гармонии между людьми.


Человек, который говорит: "Я не буду слушать ваши доводы", несомненно,

обладает разумом, как и каждый обладает разумом. Но у него мог бы быть разум

еще лучше, если бы он был способен слушать; если бы он был способен понять

повод другого. Рассудок человеческого ума устроен так, что он все время как

бы бегает по кругу. Некий человеческий ум совершает один круг в минуту; ум

другого человека совершает один круг за пять минут: разум различен. Ум

третьего человека совершает круг за пятнадцать минут; его разум опять же

отличается. Чем больше требуется времени на совершение круга, тем шире

горизонт видения человека и его взгляд на жизнь.


Рассуждение -- это лестница. По этой лестнице человек может подняться,

и с этой же лестницы он может упасть. Потому что если человек не идет вверх

с помощью рассуждения, тогда оно поможет ему идти вниз; потому что если для

каждого шага вверх существует разумная причина, то существует разумная

причина и для каждого шага вниз. Несомненно, это различие создано для того,

чтобы позволить человеку понять, что в действительности существует один

разум, один дар, одна способность. Можно разделить человеческое тело на три

части, но в то же время это одно тело, один человек. Тем не менее, разум --

это великий фактор, великая движущая сила, несущая в себе возможность любого

проклятия и любой благодати.

Глава 11 ЭГО

Когда мы думаем о том ощущении, о том чувстве или той склонности,

которые заставляют нас произносить слово "я", то всегда трудно бывает

указать точно, что это такое, каков его характер; потому что это нечто

превыше человеческого понимания. Вот почему, когда человек желает объяснить,

даже самому себе, что это такое, он указывает на тело: на то, что ближе

всего ему, заявляя: "Вот тот, кого я называю \". Поэтому каждая душа,

которая, так сказать, отождествила себя с чем-то, отождествляет себя сначала

с телом, своим собственным телом; потому что это та вещь, которую человек

чувствует и осознает как самую близкую себе и которая понимается как его

существо.


То, что человек знает о себе -- это его тело; это первая вещь; и он

называет себя своим телом, он отождествляет себя со своим телом. Например,

если спросить ребенка: "Где же мальчик?", он покажет на свое тело; это та


0462400795581023.html
0462460547885180.html
0462560090849656.html
0462685981009359.html
0462802141802464.html