Развитие произвольного внимания - страница 5

^ Использование принципа погружения при обучении
Свертывание и погружение — непременные этапы раз­вития всех высших психических функций. Отсюда следует, что, с одной стороны, невозможно сформировать психи­ческую функцию, минуя двигательный этап, а с другой — сохраняющиеся развернутые двигательные компоненты тормозят дальнейшее совершенствование данной функции. Это противоречие — ключевое для практического исполь­зования изложенных положений.

В последние годы была разработана продуктивная методика обучения человека ускоренному (динамиче­скому) чтению. В основе этой методики лежит целена­правленное использование знаний о динамике участия и смены двигательных компонентов в процессе чтения. Исследования показали, что ускорению чтения обычно

22

препятствуют, во-первых, развернутое проговаривание текста, во-вторых, недостаточный объем одновременно воспринимаемой части текста (поля фиксации) и, в-тре­тьих, большое число возвратных движений глаз к непо­нятным местам [94, 143].

Первая особенность является примером противоречи­вой роли артикуляции в формировании навыка чтения на разных этапах развития. Как мы уже отмечали, в на­чале обучения чтению развернутая артикуляция необхо­дима, но для последующего ускорения чтения она должна быть своевременно и правильно свернута. Одним из спо­собов свертывания и погружения служит замена слуховых образов зрительными. Если чтение сопровождается раз­вернутой артикуляцией, оно опирается на слуховые об­разы. При артикуляции скорость чтения обычно не пре­вышает 150 слов в минуту, поскольку подключается слуховой канал, обработка информации в котором произ­водится существенно медленнее, чем в зрительном. Мето­дика динамического чтения предлагает использовать метод отбивания ритма для уменьшения артикуляции (проговаривания). При чтении про себя синхронно с чтением следует выстукивать определенный ритм. Как только возни­кает артикуляция, ритм сбивается. Этот сбой служит обратной связью, которая и позволяет существенно уменьшить артикуляцию.

Для увеличения поля фиксации необходимо радикаль­но расширить центральное поле зрения и развить пери­ферическое зрение. Обычно в процессе одной фикса­ции воспринимается одно слово или одна фраза. Путем тренировки периферического зрения желательно научить­ся одновременно воспринимать целый абзац. По методике динамического чтения такая тренировка производится с помощью специальных таблиц, либо используется прин­цип вертикального чтения. В последнем случае чтение осуществляется при постоянной фиксации, красной черты, проведенной вертикально посередине листа, а не движе­нием глаз по строчкам, как это делается при обычном чтении. Для активизации перифирического зрения при чтении «с красной чертой» время чтения страницы строго ограничивается. В начале обучения процент понятого материала очень мал, но в процессе тренировки за счет продуктивного использования перифирического зрения по­нимание читаемого текста улучшается.

23

Для того чтобы уменьшить число возвратных дви­жений к непонятным словам, фразам и абзацам, необ­ходимо знать цель чтения и научиться выделять в каж­дом абзаце значимые именно для этой цели ключевые слова.

* *

Итак, психика человека развивается как результат его практического взаимодействия с внешним миром в про­цессе деятельности, и возникнув, в дальнейшем сущест­венно изменяет это взаимодействие. Деятельность и опре­деляет дальнейший прогресс всех психических процессов. Согласно теории деятельности, разработанной основопо­ложниками советской психологии, высшие психические процессы — восприятие, внимание, память, мышление, эмоции — рассматриваются как особые формы внутренних действий, для памяти — это мнемические действия, на­правленные на запоминание материала, для мышления — это умственные действия, направленные на выяснения отношений между объектами в связи с решением на­сущных проблем, а для эмоций — это переживания, кото­рые, с одной стороны, выявляют субъективные отношения человека к чему-либо, а с другой — восстанавливают его душевное равновесие.

Основной особенностью психических процессов яв­ляется их опосредованность. Это их качество самым не­посредственным образом связано с социально-истори­ческой детерминацией психики, поскольку функцию опосредования обеспечивают «психологические орудия», роль которых выполняют знаки. Посредством знаков про­исходит, с одной стороны, овладение собственным пове­дением, т. е. развивается произвольность. С другой сторо­ны, происходит и приобщение к культуре. И то и другое перестраивает психические процессы, усиливая и рас­ширяя диапазон их адекватности.

Для развития высших психических процессов нет воз­растных ограничений. После завершения морфологическо­го созревания, ограниченного детским и юношеским воз­растом, оно может продолжаться всю остальную жизнь, опираясь на формирующиеся функциональные органы, и совершенствоваться за счет процессов погружения и свертывания.
ВОСПРИЯТИЕ
Прощай,— сказал Лис.— Вот мой секрет, он очень прост: зорко одно лишь сердце, самого главного глазами не увидишь.


Сент-Экзюпери



^ Основные характеристики восприятия

В предыдущем разделе мы рассматривали некоторые общие этапы развития высших психических процессов. Теперь перейдем к обсуждению особенностей каждого из них. Начнем с восприятия. Восприятием называется отражение предметов или явлений при их непосредственном воздействии на ор­ганы чувств. Именно оно наиболее тесно связано с преоб­разованием информации, поступающей непосредственно из внешней среды. При этом формируются образы, с ко­торыми в дальнейшем оперируют внимание, память, мышление, эмоции. В зависимости от анализаторов разли­чают следующие виды восприятия: зрение, осязание, слух, кинестезию, обоняние, вкус. Благодаря связям, образую­щимся между разными анализаторами, в образе отра­жаются такие свойства предметов или явлений, для которых нет специальных анализаторов, например величи­на предмета, вес, форма, регулярность, что свиде­тельствует о сложной организации этого психического процесса.

Построение образа воспринимаемого объекта тесно связано со способом его обследования. При многократном восприятии объекта в процессе обучения с одной (внеш­ней) стороны происходит интериоризация — видоизмене­ние структуры действий с объектом. Можно наблюдать, что способы обследования объекта упрощаются и ускоряются за счет уменьшения числа и сплавления в комплексы двигательных компонентов. С другой (внутренней) сторо­ны, происходит формирование образа объекта, с которым человек взаимодействует. Полученная посредством дви­гательного обследования в активном взаимодействии с объектом информация о его свойствах (форме, вели­чине и т. д.) преобразуется в последовательные ряды характеристик, из которых в дальнейшем вновь реконст­руируются целостные отображения объектов — образы.

Первоначально деятельность человека направляется и корректируется воздействием лишь внешних объектов,

26

но постепенно она начинает регулироваться и образами. Можно сказать, что образ представляет собой субъек­тивную форму объекта, он — порождение внутреннего ми­ра данного человека. Уже в процессе формирования об­раза на него воздействуют установки, интересы, потреб­ности и мотивы личности, определяя его уникальность и особенности эмоциональной окраски. Поскольку в обра­зе одновременно представлены такие разные свойства объекта, как его размеры, цвет, форма, фактура, ритм, то можно сказать, что это целостное и обобщенное представ­ление объекта, результат синтеза многих отдельных ощущений, которое уже способно регулировать целесооб­разное поведение.

К основным характеристикам восприятия относят константность, предметность, целостность и обобщенность.

Константность — это относительная независимость образа от условий восприятия, проявляющаяся в его неизменности: форма, цвет и размер предметов восприни­маются нами как постоянные, несмотря на то, что сигналы, поступающие от этих предметов в органы чувств, непре­рывно меняются. Как известно, размер проекции предмета на сетчатке глаза зависит от расстояния между пред­метом и глазом и от угла зрения, но предметы нам кажутся неизменной величины вне зависимости от этого расстояния (разумеется, в известных пределах). Вос­приятие цвета зависит от многих факторов: освещенности, фона, интенсивности. В то же время цвет знакомых пред­метов всегда воспринимается одинаково, аналогично и форма знакомых объектов воспринимается как постоян­ная, независимо от условий наблюдения. Значение конс­тантности очень велико. Не будь этого свойства, при вся­ком нашем движении, при каждом изменении расстояния до предмета, при малейшем повороте головы или перемене освещения практически непрерывно изменялись бы все основные признаки, по которым человек узнает предмет. Он перестал бы воспринимать мир устойчивых вещей, и восприятие не могло бы служить средством познания объективной действительности.

Важной характеристикой восприятия является его предметность. Предметность восприятия проявляется в том, что объект воспринимается нами именно как обособ­ленное в пространстве и во времени отдельное физическое тело. Наиболее ярко данное свойство проявляется в фено-

27

мене выделения фигуры из фона. При этом вся наблюдае­мая человеком действительность разделяется на две неравные по значимости части: одна — предмет — воспринимается как конкретное, четко очерченное, рас­положенное на переднем плане замкнутое целое, а вторая — фон — как более аморфное, неопределенное, располо­женное позади предмета и неограниченное поле. Таким образом, воспринимаемая реальность всегда разделяется как бы на два слоя: на фигуру — образ предмета, и фон — образ окружающего предмет пространства.

Впервые попытку систематического исследования соот­ношения фигуры и фона предпринял Рубин [385]. Он обнаружил, что при прочих равных условиях поверхность с четкими границами, обладающая меньшей площадью, стремится приобрести статус фигуры, и тогда все, окру­жающее ее, воспринимается как фон; здесь возможность разделения на фигуру и фон определяется ограничен­ностью в пространстве. Большое значение имеет степень контрастности: если она мала, то фигура сливается с фо­ном и остается невоспринятой. Границу между фоном и фигурой обычно относят к фигуре, а не к фону, который в общем случае может не быть обозримым.

Любой образ целостен. Под этим понимается внутрен­няя органическая взаимосвязь частей и целого в образе. При анализе целостности восприятия можно выделить два взаимосвязанных аспекта: объединение разных эле­ментов в целое и независимость образованной целостности (в определенных границах) от качества элементов. При этом восприятие целого влияет и на восприятие частей. Несколько правил группировки частей в целое были впервые сформулированы Вертхеймером [399]. Правило подобия: чем больше части картины похожи друг на друга по какому-либо зрительно воспринимаемому качеству, с тем большей вероятностью они будут восприниматься как расположенные вместе. В качестве группирующих свойств может выступать сходство по размеру, форме, по расположению частей. В единую целостную струк­туру объединяются также элементы с так называемой хорошей формой, т. е. обладающие симметрией или пе­риодичностью. Правило общей судьбы: множество элемен­тов, движущихся с одинаковой скоростью и по одной траектории, воспринимается целостно — как единый дви­жущийся объект. Это правило применимо и тогда, когда

28

объекты неподвижны, но движется наблюдатель. ^ Правило близости: в любом поле, содержащем несколько объектов, те из них, которые расположены наиболее близко друг к другу, визуально могут восприниматься целостно, как один объект.

Независимость целого от качества составляющих его элементов проявляется в доминировании целостной струк­туры над ее составляющими. Выделяют три формы такого доминирования. Первая выражается в том, что один и тот же элемент, будучи включенным в разные целост­ные структуры, воспринимается по-разному. Вторая проявляется в том, что при замене отдельных элементов, но сохранении соотношения между ними общая структура образа остается неизменной. Как известно, можно изо­бразить профиль и штрихами, и пунктиром, и с помощью других элементов, сохраняя портретное сходство. И, на­конец, третья форма получает свое выражение в хорошо известных фактах сохранения восприятия структуры как целого при выпадении отдельных ее частей. Так, для це­лостного восприятия человеческого лица достаточно лишь нескольких элементов его контура [76].

Еще одной важной характеристикой образа является его обобщенность. Она означает отнесенность каждого образа к некоторому классу объектов, имеющему назва­ние. В этом отражается влияние не только языка, но и опыта данного человека. По мере расширения опыта восприятия образ, сохраняя свою индивидуальность и от­несенность к конкретному предмету, причисляется ко все большей совокупности предметов определенной категории, т. е. классифицируется. Именно классификация обеспечи­вает надежность правильного узнавания объекта незави­симо от его индивидуальных особенностей и искажений, не выводящих объект за пределы класса. Значение обоб­щенности узнавания проявляется, например, в способности человека свободно читать текст независимо от шрифта или почерка, которым он написан. Следует отметить, что обобщенность восприятия позволяет не только класси­фицировать и узнавать предметы и явления, но и пред­сказывать некоторые свойства, непосредственно не вос­принимаемые. Коль скоро объект по отдельным своим качествам отнесен к данному классу, то с определенной вероятностью можно ожидать, что он обладает и дру­гими свойствами, характерными для этого класса.

29

Между всеми перечисленными характеристиками вос­приятия есть некоторое функциональное сходство. И конс­тантность, и предметность, и целостность, и обобщенность придают образу важную черту — независимость в некото­рых пределах от условий восприятия и искажений. В этом смысле константность — это независимость от физических условий восприятия, предметность — от того фона, на ко­тором объект воспринимается, целостность — независи­мость целого от искажения и замены компонентов, сос­тавляющих это целое, и, наконец, обобщенность — это независимость восприятия от таких искажений и измене­ний, которые не выводят объект за границы класса. Иными словами, обобщенность — это внутриклассовая константность, целостность — структурная, а предмет­ность — семантическая константность. Понятно, что если бы восприятие не обладало этими качествами, наша спо­собность адаптироваться к непрерывно меняющимся условиям существования была бы значительно слабее. Такая организация восприятия позволяет нам гибко и адекватно взаимодействовать со средой, а также в оп­ределенных пределах предсказывать непосредственно не воспринимаемые свойства объектов и явлений.

Все рассмотренные свойства восприятия не являются врожденными и развиваются в течение жизни человека. Приведем несколько примеров. Так, у 2—3-летнего ре­бенка константность восприятия еще очень несовер­шенна: воспринимаемая величина предметов уменьшает­ся с их удаленностью, но к 10-летнему возрасту она устанавливается на уровне взрослого [17]. Интересна по этому вопросу позиция Пиаже. Он считает, что конс­тантность восприятия величины и расстояния развивается и достигает высокого уровня уже в период младенчества, но только по отношению к ближнему пространству, в ко­тором ребенок непосредственно действует. Дальнее пространство в младенческом и детском возрасте воспри­нимается неконстантно вследствие недостатка собствен­ного опыта в этой среде [214].

Свойство обобщенности также изменяется в процессе идивидуального развития. Это хорошо иллюстрируется на примере слепых от рождения людей, обретающих зрение в зрелом возрасте. У них отсутствует собственный опыт обобщения зрительных объектов. По данным Грегори, че­ловеку, прозревшему в 52 года и читавшему с детства

30

по Брайлю, нетрудно было научиться читать стандартный печатный текст, но рукописный текст давался ему с боль­шим трудом. За три года практики чтения рукописного текста он научился узнавать только простые короткие слова [91].

0479742514930606.html
0479953737255952.html
0480037674489068.html
0480140511060850.html
0480197749227612.html