Проблемы и перспективы развития исторической информатики - страница 15

^ Некоторые проблемы методики имитационного моделирования развития историографии
Задача работы – рассмотрение нескольких методических проблем, проявившихся при построении и верификации имитационных моделей развития теоретической историографии, создававшихся с целью поиска закономерностей этого развития.

Нами было создано несколько имитационных моделей развития теории истории, в том числе конечно-разностные модели этого процесса (в системе моделирования Stratum) и модели, основанные на использовании тернарной логики параметрической общей теории систем.

Построенные модели не дали возможности выявить искомые закономерности. Вполне логично такое объяснение данной неудачи:

Субстрат моделей составляли специально созданные описания историографических концепций, которые содержали основные черты этих концепций. Каждая учитываемая концепция относилась к разным типам концепций (в сущности, была представителем своего класса концепций), которые были определены или нами, или до нас. Т.о., при построении моделей мы зависели от исходной классификации концепций, поскольку моделировали в ее рамках. Соответственно, результат такого моделирования предсказуем и фактически зависит от исходных посылок – что желали (или же какие закономерности предусматривали и ожидали увидеть), то и получили.

Возможным выходом из данной ситуации при условиях сохранения верности формально-модельному анализу представляется переход в другую плоскость рассмотрения историографического развития: представляется необходимым за основу моделирования брать, во-первых, не столько результат познавательного действия историков – историографические концепции, – сколько процесс его формирования в сознании историков (или их сообщества), и, во-вторых, в качестве содержательного показателя результата теоретического познания брать совокупности отдельных понятий и образов, которыми оперировали историки при изложении своих историографических идей. Почти идеальным вариантом можно было бы считать использование специально созданного набора понятий, который не был бы связан с накопленной историографической традицией. Следует признать, что некоторые понятия, уже выработанные в историографии, все же должны априорно использоваться и при таком подходе.

Наиболее отвечающим этим требованиям представляется нейросетевой подход. Вследствие работы нейромодели формируется совокупность актуализированных (признанных субъектом познания) понятий в виде нейросетевого вектора наподобие вектора, который в обычных нейросетях имитирует память. Этот вектор представляет более или менее целостный образ исторического процесса. В дальнейшем этот образ вербализуется историком в виде определенного текста, содержащего то, что обычно называется историографической концепцией. Однако наш опыт показал, что нейросетевое моделирование, основанное на агрегировании понятий, имеет несколько существенных недостатков: 1) поскольку вербализация и концептуализация полученного образа определяются множеством факторов, весьма вероятно создание почти противоположных концепций на основе идентичных образов, а формализация этого процесса пока невыполнима; 2) увеличение масштаба базового субстрата моделирования до обыденных понятий (в предыдущих вариантах моделей главным недостатком мы признали принятие в качестве базового субстрата концепций и теорий), как оказалось, не снимает главной проблемы – результат моделирования и здесь зависит от исходных посылок. Только теперь они проявляются в ходе селекции входных понятий-образов.

Т.о., представляется необходимым поиск других подходов к моделированию, которые позволили бы избегать указанных выше недостатков. На этом пути представляется перспективным использование формальной стороны синергетического подхода в духе Г. Хакена.
^ С.В. Цирель (Санкт-Петербург) Соотношение роста ВВП и действия закона Мальтуса
в исторической динамике
Постановка проблемы

^ Основная гипотеза

Обеспечение даже минимального ВВП на душу каждого следующего человека требует все больших затрат (закон убывающего плодородия почв), независимо от того, поселяется он на тех же землях или занимает новую землю с худшими условиями. Однако при этом одновременно дополнительный труд или сделанные нововведения не только обеспечивают его минимальное жизнеобеспечение, но и создают новые блага. Или, наоборот, дополнительный труд или сделанные нововведения не только создают новые блага, но и обеспечивают жизнеобеспечение большего количества людей. Иными словами при увеличении экологической ниши К на 1 (от i до i+1) производится дополнительный продукт ΔP = mф + f1(i) + f2 (i). Однако, так как дополнительный продукт f1(K) используется для обеспечения повышения плотности населения или освоения худших земель, то суммарное ВВП (G) увеличивается на величину ΔG = mф + f2 (i).

^ Примечания, дополнения и упрощения

^ Зависимость ВВП на душу населения от K и степени заполнения ниши (N/K)

Если фактическое народонаселение Земли N меньше максимального возможного K, то естественно, и суммарный продукт меньше предельного возможного GK. Для оценки фактического значения G мы сделаем еще одно допущение и примем, что остаток продукта, не используемый для покрытия разности m – m0 используется для увеличения конечного продукта (ВВП), тогда ВВП на душу населения составит:

g = G/N = m0 + 0.5 b1 (K-N) + 0.5 b2 K = m0 + 0.5 (b1 + b2) K – 0.5 b1 N.

Последняя формула показывает, что максимальное количество людей K, которое может прокормиться на Земле в данный момент, можно использовать для оценки технического (технологического, организационного) уровня развития - T = 0.5 (b1 + b2) K.

Кроме того, эта формула показывает приблизительные пределы колебаний значения ВВП на душу населения при уровне развития T; при максимально возможном населении, в моменты демографических кризисов gmin ≈ m0 + 0.5 b2 K, а при малом населении N → 0 ВВП на душу населения gmax → m0 + T.

^ Оценка величин b1 и b2

Для этого воспользуемся системой уравнений (Цирель, 2004):

dN/dt = r N (1 – N/K) (*)

dK/dt = a NK,

и разложим K в ряд по N: K ≈ N + α N2 + … Тогда зависимость g от N примет вид:

g = m0 + 0.5 α (b1 + b2) N2 + 0.5 b2 N

Для вычислений использовались оценки различные оценки населения (Джонс, Бирабен, Мэддисон и др.) и различные оценки среднего ВВП на душу населения (Мэддисон, Бэрок, Нордхаус, Делонг и др.), причем данные сочетались между собой разнообразными способами. Несмотря на существенные расхождения (m0 = 90..400$; N в 1 г. н.э. = 150..350 млн. чел. и т. д.), кривые хорошо описываются квадратичными зависимостями, и расхождения оценок b1 и b2 не столь велики, как можно было бы ожидать. В среднем b1=(25±7)∙10-7 и b2= (3,8±1,2)∙10-7 1990$/чел2; b1 / b2 ≈ 6-10.

^ Оценки для настоящего времени (рубеж ХХ и XXI вв.)

Так как b1 в 6–10 раз больше b2, то искусственно продлевая область действия уравнений (*), приходим к выводу, что основной составляющей высоких значений ВВП на душу населения в развитых странах является их недонаселенность против предельных значений.

При полном заполнении K=N на Западе вместо золотого миллиарда могло бы жить 12–15 млрд. чел. с ВВП на душу населения 3000–4000 долл. (уровень начала 20 века), а во всем остальном мире 6–7 миллиардов вместо 5 млрд. с ВВП на душу населения 1500–2000 долл. (уровень конца 60-х годов). Общее население мира составляло бы примерно 20 млрд. (оценивалось по суммарной площади всех полей и окультуренных пастбищ при всеобщем переходе на растительную пищу), а среднее ВВП на душу населения $3000 (уровень начала 1960-х) вместо $6500.

Зато, если бы население остальных (незападных) стран уменьшилось вдвое, то ВВП на душу населения увеличилось бы на 3000–4000 долл. и достигло бы западного уровня конца 50-тых годов (или уровня США 40-тых годов). Напротив в западных странах уменьшение населения вдвое (при сохранении прежней возрастной структуры) не привело бы к заметному изменению ВВП на душу населения (изменения в пределах 5–10%).
^ В. Череватый (Одесса)
0498778256659265.html
0498855651025488.html
0498962246043484.html
0499120296587492.html
0499192223359776.html