В. В. Маяковский (1893-1930) - страница 2

^ Развитие навыков литературоведческого анализа



  1. Уточните свои представления о футуризме как литературном течении. Проанализируйте особенности футуристической поэтики в программных стихотворениях Маяковского.

_____________________

Футури́зм как литературное течение зародился в Италии, в самом начале XX века.

Автор слова и основоположник направления — итальянский поэт Филиппо Маринетти (поэма «Красный сахар»). Само название подразумевает культ будущего и дискриминацию прошлого вместе с настоящим. 20 февраля 1909 г. в газете «Фигаро» появилась статья Маринетти «Манифест футуризма». В России был известен этот манифест, однако, не были ещё переведены стихи итальянских футуристов, поэтому русские футуристы формировались в значительной мере самостоятельно.

Футуризм – это школа искусства будущего.

Из футуризма выделились такие литературные направления как эгофутуризм и кубофутуризм. В России «кубофутуризм» было также одним из самоназваний поэтической группы «Гилея», противопоставлявшим её эгофутуризму Игоря Северянина и его последователей (а впоследствии и другим футуристическим группировкам, таким как «Мезонин поэзии» и «Центрифуга»). Маяковский учился в училище живописи, когда встретился с такими людьми, которые оказали влияние на становление его поэзии. Это были Кручёных, Бурлюк, Хлебников. Именно они совместно создают одну из литературных групп, которую называют «кубофутуристами». Под знаком футуризма развивается дореволюционное творчество Маяковского.


Теперь подробнее поговорим о том, каковы особенности поэзии Маяковского-футуриста.

Маяковский, как мне кажется, остро чувствовал и переживал время поисков русской поэзией нового художественного языка, новых литературных методов, именно поэтому он вошёл в литературу как участник группы поэтов-футуристов.

Одно из главных отличий кубофутуристов с эстетической точки зрения, их стремление к синтезу живописи и поэзии, с одной стороны, и концепции «самовитого слова» - с другой.

Будучи художниками, они стремились создавать яркие, красочные, контрастные цветовые гаммы в своих стихах:

Что касается «самовитого» слова, то под этим выражение подразумевалось слово таковое, очищенное, по словам футуристов, от позднейших смысловых наслоений или созданное самим художником. То есть у футуристов существовал принцип слово-творчества. Это объясняет обилие неологизмов в поэтическом языке Маяковского: «божище, божик», «лбёнками», «иудить», «иссосанный», «адище», «адки», «дамьё», «людьё», «песенно-есененный провитязь».

Но с течением времени отношение к футуризму у Маяковского как бы меняется, становится менее радикальным, а правильнее сказать приобретает индивидуальные черты.

Маяковский явился одним из организаторов и руководителей литературной группы - ЛЕФ (Левый фронт). ЛЕФовцы выдвинули три новых принципа искусства: 1) принцип социального заказа; 2) принцип литературы акта; 3) принцип искусства-жизнестроения.

Под социальным заказом Маяковский подразумевал то, что художник должен сам внутренне понять и прочувствовать необходимость писать именно на ту тему, которая особенно актуальна и имеет общественное значение в данный момент. В своих стихах, посвящённых теме поэта и поэзии, противопоставляющих поэта толпе, Маяковский часто писал об этом:

Но сила поэта
             не только в этом,
что, вас
        вспоминая,
                  в грядущем икнут.
Нет!
    И  сегодня
              рифма поэта -
ласка
     и лозунг,
              и штык,
                     и кнут («Разговор с фининспектором о поэзии»)

Второй принцип – это принцип отбора материала для творчества. Факт и только факт, а не вымысел должен стать предметом искусства. Подтверждений этому достаточно в поэзии Маяковского:

Но как быть, например, с «Облаком в штанах»? Поэт пишет об абсолютно фантастическом событии – встрече и разговоре лирического героя с солнцем – как о реально случившемся факте (даже утрированно точно указывает его место и время: «Пушкино. Акулова гора, дача Румянцева,/ 27 верст по Ярославской жел. дор».). Поэтому вопроса о том, что это вымысел, не должно возникать у читателя.

Третий принцип – определяющий для поэзии Маяковского. Подавляющее большинство русских писателей, изображая жизнь, стремились также воздействовать на неё. Напрямую вторгаться в жизнь с целью изменить ей к лучшему - вот задача искусства, по мысли Маяковского:

«Поэт

     всегда
           должник вселенной,
платящий
        на горе
               проценты
                       и пени»;

«Но сила поэта
             не только в этом,
что, вас
        вспоминая,
                  в грядущем икнут.
Нет!
    И  сегодня
              рифма поэта -
ласка
     и лозунг,
              и штык,
                     и кнут».

Вот и готовое объяснение тому факту, что у Маяковского почти все стихи переполнены обращениями, восклицательными предложениями, вопросами, задаваемыми читателям:

«Гражданин  фининспектор!
                        Простите за беспокойство».


Объяснение ещё и тому, что Маяковский чаще всего прибегает к монологу.


Ораторский стих Маяковского написан акцентным (тоническим) стихом. Строка делится не на стопы, а на ритмико-смысловые доли. Каждая доля выделена интонационно и логически. Особое значение приобретает пауза, отделяющая доли друг от друга. Сначала это выделение на письме обозначалось не вполне удачно, а затем Маяковский перешёл к «лесенке», выделявшей слова, подчёркивавшей единство стиха.

Своеобразие рифмы у Маяковского заключается в том, что он рифмует не только концы строк, но и середины, середины и конец и т.п. Рифма Маяковского часто – неточная, но богатая: в ней совпадает несколько звуков. Иногда одно длинное слова рифмуется с несколькими короткими.

Всё вышеописанное - это основные положения поэтической системы Маяковского, которая была по истине новаторской, поэтической системой будущего, поэтической системой футуризма.

===================

  1. Проанализируйте любые три программных стихотворения в соответствии со схемой разбора лирического произведения, приведенной в разделе «Принципы анализа литературных произведений».

_____________________

Стихотворение «Послушайте!» было написано Маяковским в 1914 году, оно относится к раннему периоду его творчества, наряду со стихотворениями “Нате!”, “Дешевая распродажа”, “Скрипка и немножко нервно” оно проникнуто романтическим начало. Лирический герой, неудовлетворённый окружающий его действительностью мечтает увидеть «хоть одну звезду».

В стихотворении всего 30 ломаных строк, но каждая из них звучит невероятно пронзительно, в каждой виден человек, у которого зажигать звёзды – потребность, речь идёт о лирическом герое.

Как об особенности стихотворения нужно упомянуть о том, что в нём присутствуют ещё два персонажа: Бог, и тот, кому страшно без звёзд, ради которого лирический герой врывается к Всевышнему.

Стихотворение очень интересно в композиционном плане. Оно состоит из четырёх частей.

Первая – вступление, заявка на тему (строки 1-5)

Вторая – Развитие событий (это стихотворение Маяковского очень сюжетно). (строки 5-15)

Третья – развязка. (строки 16-22)

Четвёртая – эпилог. (строки 23-30)

^ Первая часть начинается с обращения ко всем, «Послушайте!» (Повелительное наклонение, но это не приказ, а заявка на исповедь, проникновенные интонации). Далее в стихотворении часто будет вводится мотив духовного одиночества героя, непонятности, противопоставление «я» - «они».

«Ведь, если звезды зажигают —
значит — это кому-нибудь нужно?
Значит — кто-то хочет, чтобы они были?
Значит — кто-то называет эти плевочки жемчужиной?».

Ряд коротких придаточных предложений, они же являются по цели высказывания вопросительными, это единоначалие, эти повторы, бессоюзие — нисколько не снижают художественной ценности стиха, а использованные поэтом стилистические фигуры — (анафора, параллелизм) усиливают выразительность данного текста. Прихотливая строфика начала этого стихотворения доносит до читателя прерывающийся голос, волнение лирического героя.

Для незнакомого с особенностями поэтического стиля Маяковского уха неожиданно звучит слово “плевочки”, которое выделяется среди лексики данного отрывка. Это, так сказать, дань времени, когда “грубая” действительность, улица врывалась в поэзию. Слово “плевочки” с уменьшительным суффиксом придает ему своеобразную окраску ироничности и нежности одновременно; оно соседствует со словом “жемчужины” — это два скрытых сравнения, они антонимичны по отношению друг к другу: для кого–то звезды — “плевочки”, а для кого-то “жемчужины”.

^ Вторая часть стихотворения — главная, здесь разворачиваются основные события. Вторая часть — это всего лишь одно предложение, всего 10 строк, но каких! Они поразительны во всем.

На первом плане — гипербола: лирический герой свободно и непринужденно объясняется с мирозданьем, со всей вселенной, “врывается” запросто к Богу. Удивителен лирический пейзаж — это образ открытого пространства, мира, космоса, движения вверх от “городских метелей полуденной пыли”. Поговорим о двух строках:

И, надрываясь, в метелях полуденной пыли,.. — здесь все “рождает споры”, единство и борьба противоположностей, столкновение противоречий лоб в лоб.

Метели — это белый снег, вихрь, вьюга, ветер, холод...

Полуденной (пыли) — эпитет, его образный ряд — жаркие, горячие краски, юг, зной...

Что означают эти спаянные друг с другом три слова, этот оксюморон? Это описание пейзажа настроения, пейзажа противоречий города и того сумасшедшего мира, где живет лирический герой, где торжествуют, хохочут “грязные в калошах и без калош”, готовые взгромоздиться “на бабочку поэтиного сердца”. Но лирический герой не из этой толпы, хотя и из этого мира. Мы застаем его в “мистерийное” время, время драматических переживаний и принятия важнейших решений.

Удивителен портрет героя! Нет его описания, но тем не менее он изображен ярко, зримо, его портрет — его поступки! Этому способствуют 9 глаголов — характеристик, передающих трагизм положения лирического героя: «надрываясь», «врывается», «боится», «опоздал», «плачет», «целует», «просит», «клянется», «не перенесёт».

В двух первых глаголах через аллитерацию, звукопись, “взрывных” согласных, передаются главные эмоции лирического героя — боль и отчаяние.

Разберем следующие глаголы “боится, что опоздал”; нет, герой не опаздывает в “гости к Богу” в том первоначальном лексическом значении этого слова, он боится одного, что Бог без него уже принял решение. (Зачем метать бисер перед теми, кто в состояии прожить жизнь и без чуда звездного неба!) Глаголы “плачет, целует” продолжают характеристику героя. Он, кажется, ведет себя не по-мужски, но это его последняя надежда, он умоляет, возможно, стоит коленопреклоненным, и нет ему дела, что о нем думают, как он выглядит со стороны. Это его крест, его Голгофа –

плачет,
целует,
просит —

ради всех нас,

просит –
чтобы обязательно была звезда! –
клянется —
не перенесет эту беззвездную муку!

Эмоционально выразителен, многозначен эпитет “беззвездная” (мука) — это, действительно, мука без звезд, надежды, света жизни.

Благодаря следующему точно найденному эпитету, на наших глазах материализуется понятие уже отвлеченное по своей природе — Бог. Единственная в тексте характеристика этого героя — у него “жилистая рука”. Но видится за этим следующее:

Бог — трудолюбивый (лучше труженик), патриарх, творец, отягощен заботами, постоянно в движении, но самое главное — он демократичен, он доступен, он принимает людей, выслушивает своих чад. Возвратившись от Всевышнего, герой “ходит тревожный, но спокойный наружно”, чувство огромного психологического напряжения передают эти два антитезных эпитета. Не для себя он вымаливал эти звезды–надежды, а для других:

Говорит кому-то:
“Ведь теперь тебе ничего?
Не страшно?
Да?!”

Три коротких вопросительных предложения прямой речи лирического героя. Неважно кому адресована его нежность и забота, важно то, что они сговорились, поняли друг друга — Бог и человек, и на небе зажглись вымоленные звезды. Но тревога, эмоциональное напряжение все равно где-то неуловимо присутствует.

Эпилог возвращает нас к началу стихотворения. Четыре строки его — это рефрен (можно говорить о кольцевой композиции). Заключительные слова эпилога звучат утверждением:

Значит — это необходимо,
чтоб каждый вечер
над крышами
загоралась хоть одна звезда?!

Замечателен здесь в конце метафорической фразы знак восклицания, с одной стороны — это ликующее утверждение, с другой – приговор бездуховным, телесным (женщине с “белилами густо”, мужчине “в усах капуста”), вечно убогим...

«Необычайное происшествие…». Это стихотворение было написано в 1920 году.

Стихотворение «Необычайное….» очень сюжетно, причём сюжет в нём совершенно фантастический. Но автор сделал всё, чтобы «обытить» эту сказочную историю, например, указал точное время и место, где и когда она произошла.

Начинает разворачиваться фантастический сюжет с метафоры «садилось солнце». Всё дальнейшее повествование – это развитие этой метафоры, её реализация.

Но при всей фантастичности мы снова встречаемся с рядом бытовых деталей: июльская жара, дача в Пушкино, деревня, поле, сад, самовар, варенье. Лирический герой автобиографически близок автору: тоже поэт, Владимир Маяковский, отдыхавший на даче от работы в «РОСТА», где он рисует плакаты, не зная «ни зим, ни лет».

Солнце в этом стихотворении становится не просто гротескной метафорой и действующим лицом, оно становится символом, символом поэзии, даже символом-ассоциацией самого поэта: « Я крикнул солнцу:/ «Дармоед!»/ Занежен в облака ты/ а тут не знай ни зим, ни лет/ сиди рисуй плакаты!». Необдуманно бросив солнцу приглашение «зайти», он как «раскинув луч-шаги, // шагает солнце в поле». С этого момента и появляется олицетворение: поначалу неодушевлённая «солнца масса» превращается в героя, говорящего «басом», собирающегося пить чай с вареньем, беседующего с поэтом, жалующегося на то, что «светить» нелегко, в такой беседе солнце переходит с поэтом на «ты», называет его «товарищем». Необычайность героя и всей обстановки становится всё более интригующей, всё более заметной, в этот-то момент и обнаруживается глубинное сходство поэта с солнцем:

«А солнце тоже:
"Ты да я,
нас, товарищ, двое!
Пойдем, поэт,
взорим,
вспоем
у мира в сером хламе.
Я буду солнце лить свое,
а ты - свое,
стихами».

Слово «нас» выделено ритмически в стихотворении, написанном разностопным ямбом. Качества солнца переносятся на поэта и наоборот.

В стихотворении имеется противопоставление солнцу – ночь. Такое противопоставление очень схоже с противопоставлением лирического героя толпе, миру, полного «серого хлама». Улавливая схожесть этих противопоставлений мы окончательно «перекладываем» глаголы «светить», «солнце лить» на понятие «поэзии».

Теперь мы говорим уже о теме поэта и поэзии, которая оформилась в это фантастической истории. Роль поэта оказывается исключительной, он одухотворяет мир, и такое необычное действие как «светить» совсем даже обычное для поэта, как и для солнца.

«Хорошее отношение к лошадям» - это стихотворение, написанное Маяковским в 1918 году, посвящено социальным проблемам, порокам современного общества. Стихотворение опять-таки очень сюжетно. Начинается с изложения конкретного факта – обессилевшая лошадь упала, но никто из прохожих не обращает на это внимание.

Сюжет стихотворения снова отражает его идею, идею гуманности, добра, милосердия. В стихотворении чувствуется трагический мотив одиночества. Он создан разными художественными приёмами, наиболее яркий – звукопись, речь идёт об аллитерации:

«Били копыта,
Пели будто:
- Гриб.
Грабь.
Гроб.
Груб.».

Какое-то насмешливое отношение окружающих к происходящему, жестокость мира изображается такими словосочетаниями как: «улица опрокинулась», «смеялся Кузнецкий», «улица скользила».

«Лошадь на круп
грохнулась,
и сразу
за зевакой зевака,
штаны пришедшие Кузнецким клёшить,
сгрудились,
смех зазвенел и зазвякал:
- Лошадь упала!
- Упала лошадь! …»

Своеобразным выстрелом звучит антиэстетичное «грохнулась», зато оно обращает на себя внимание. Последние два предложения с прямым и обратным порядком слов, усиливают эффект безразличия и бессердечия толпы, передают боль лирического героя, который в отличии от толпы всё происходящее с несчастным животным принимает близко к сердцу:

«Лишь один я
голос свой не вмешивал в вой ему.
Подошел
и вижу
глаза лошадиные...».

Лирический герой чувствует всё происходящее с лошадью, он токует вместе с ней, но он так же как и это животное бессилен что-либо сделать:

«"Лошадь, не надо.
Лошадь, слушайте -
чего вы думаете, что вы сих плоше?».

В этих строчках ярко отражается, как лирический герой хочет что-то внушить толпе, но ему не дают сказать слова, тогда он обращается с трепетом и сочувствием к самому животному, ему рассказывает истину, которую он способен узреть и которую надо бы знать всем:

«Деточка,
все мы немножко лошади,
каждый из нас по-своему лошадь"».

В финале стихотворения лирический герой указывает нам на детство лошади, что очень символично. Детство – лучшая пора жизни, когда мы с полным правом можем надеяться на то, что всё лучшее впереди.

===================

  1. Определите жанровое своеобразие сатирических стихотворений Маяковского (используйте понятия: «сатирический памфлет», «фельетон», «противопесня», «сатирический портрет»).

_____________________

«О дряни» (1920-1921) и «Прозаседавшиеся» (1922) - одни из самых известных сатирический стихотворений Маяковского (хотя элементы сатиры содержатся во многих его произведениях.

Жанр стихотворения «О Дряни» исследователи определили как фельетон.

Фельетон - это острое злободневное публицистическое произведение обличительной направленности, как правило, предназначенное для публикации в газете или в журнале.

Фельетон обычно рассматривался как прозаическое или драматическое произведение малых размеров, однако у Маяковского фельетон стал сатирическим стихотворным произведением.

В стихотворении «О дряни» чётко прочитывается обличительный мотив, который является основным признаком фельетона как жанра. Поэт обличает мещанство. Он рисует двух представителей «модернизированных» мещан – некоего служащего, «свившего» себе «уютный кабинет» в одном из учреждений, и его жену – «товарища Надю» У обоих героев мечты не идут дальше личного обогащения, хотя они стремятся создать видимость людей современного общества.
   Жанр стихотворения «Прозаседавшиеся» определим как сатирический памфлет.

Памфлет – это жанр публицистики или ораторской прозы: произведение остросатирического характера, в резкой форме высмеивающий явления социальной и политической жизни общества. В «Прозаседавшихся» Маяковский ударил по советской бюрократии, способной в ворохе бумаг, в сутолоке заседаний утопить любое, как самое важное, так и самое незначительное дело.

В «Прозаседавшихся» смысловая нагрузка разоблачения бюрократизма, осмеяния приходится на гротескную картину заседания ТЕО и ГУКОНа о покупке склянки чернил Гупкооперативом, на фантастическое название предприятия (один из приемов введения в стихотворения гротеска) “АБВЖЗЕКОМ”. В конце стихотворения перед глазами лирического героя и читателя открывается совсем уже страшная картина: на заседании, ка которое ворвался герой, заседают половинки людей. И это ничуть не удивляет секретаря.

В обоих стихотворения присутствуют сатирические портреты, портреты типов людей.

В «О дряни» - это сатирический портрет мещанина и его жены:


В «прозаседавшихся» - сатирические портреты чиновников, и даже секретаря (которого постоянные заседания ничуть не смущают, которому легче смириться с таким положением дел):

0684623204887178.html
0684811348104845.html
0684934020384902.html
0685104421540503.html
0685162256757723.html