Родительский стиль - Все статьи для журнала «Мой ребёнок»


^ Родительский стиль.


Чтобы воспитать ребенка, иной раз нужно суметь взглянуть на себя его глазами. «Влезть в его шкуру и походить в ней». И тогда наше привычное поведение может предстать перед нами в неожиданном свете. Мы даже можем что-то открыть в себе, чего прежде не замечали; что-то в себе преодолеть – и стать лучше. Благодаря своему ребенку!

. . .

Есть такой популярный термин – «стили педагогического общения». Чаще всего, выделяют только три таких стиля: авторитарный, либеральный и демократический. Однако относят их почему-то только к профессиональным педагогам. Но ведь каждый родитель – тоже педагог, неважно, осознает он это или нет. Родители тоже общаются со своими детьми – и общаются по-разному.

Какие же существуют «родительские стили» общения с детьми; почему они такие разные; как влияют на развитие ребенка – и, наконец, как изменить свой стиль, если в этом есть необходимость?

  1. ^ Деспотический стиль. Такой стиль никогда самим взрослым не осознается – не потому, что так трудно это заметить за собой, а потому, что психологически неприятно: согласитесь, это довольно некрасиво – деспотически вести себя по отношению к собственному ребенку, притом – еще совсем маленькому.

Суть этого стиля в том, что от ребенка всегда требуют безоговорочного послушания: никакие распоряжения взрослого нельзя обсуждать и нужно сразу их исполнять. Другими словами, чтобы не вызвать гнева мамы или папы, малышу приходится стать покорным, отказаться от своих желаний, мнений, от своей воли.

Такой стиль в чистом виде встречается нечасто. Хотя надо сказать с сожалением, что есть такие страны, в которых подобных родителей, увы, довольно много. К ним относится и Россия.

В чем причина такого поведения взрослого? Она проста – это неуверенность в себе или даже комплекс неполноценности.

Наверное, вы замечали, что, когда вы плохо себя чувствуете, устали или у вас случилась серьезная неприятность, – вас начинают раздражать т.н. «непослушные» дети (в том числе и свои собственные). Так вот, родитель-деспот постоянно находится в таком состоянии: отсюда стремление полностью исключить всякое «непокорство» ребенка, которое такой взрослый воспринимает очень болезненно.

Кстати, отсюда уже понятно: деспот – в каком-то смысле несчастный человек! Он потому и стал деспотом, что несчастен.

Однако надо понимать и то, что такие родители приносят своему ребенку огромный вред, тормозя его развитие (особенно, личностное), которое просто невозможно без самостоятельности, без уважения к желаниям и собственной воле ребенка со стороны самых близких взрослых.

К сожалению, мало надежды, что хоть один родитель-деспот, прочитав эту статью, найдет в себе мужество признаться себе в своей проблеме. Но если такое чудо все-таки случится, то преодолеть свой деспотизм он сможет только одним способом: укрепить уверенность в себе. Преодолеть свои комплексы.

Просто перестать «давить» на ребенка такой человек, как это ни странно, не может: это ему психологически необходимо. Избавиться от этой психологической проблемы можно, но для этого придется научиться больше уважать и любить себя. Да, да! Именно себя! Конечно, нужно еще постараться понять, что «непослушание» малыша – вовсе не означает, что вы для него не авторитет, что он вас не уважает: это просто естественная особенность его возраста.

Кстати, важно понять еще то, что родителя-деспота НИКОГДА НЕ ЛЮБЯТ его собственные дети. И это психологический закон: это не может быть иначе. Когда что-то или кто-то систематически мешает человеку удовлетворять одну из своих главных потребностей (а потребность в самостоятельности у человека – одна из основных!), у него возникает враждебность к этому, тем более сильная, чем сильнее сама потребность.

Представьте себе, что вы мучаетесь от жажды. Рядом колодец. Но у колодца стоит сторож, который не пускает вас к нему, не обращая никакого внимания на ваши муки. Как вы к этому человеку отнесетесь?

Конечно, враждебность к собственным родителям в душе ребенка подавляется: ведь он от мамы и папы очень зависим. Но загнанная вглубь, не находя себе выхода, она от этого только растет.

В глазах такого ребенка его родители – страшная давящая сила. И если посмотреть на себя его глазами, то станет страшно уже нам самим.

  1. ^ Требовательный стиль. Безусловно, родители вправе – и даже должны – многого требовать от своего ребенка. Без требовательности воспитать человека нельзя. Сказал же А.С.Макаренко: «Как можно больше уважения к человеку, как можно больше требования к нему!»

Но здесь я имею в виду требования чрезмерные, завышенные. Скажем, когда родители непременно хотят, чтобы ребенок в четыре года уже читал – и вообще был каким-то вундеркиндом.

Спору нет, раннее развитие – штука хорошая. Но не тогда, когда ребенка усиленно заставляют развиваться. Развитие должно быть органичным – не обязательно ранним, но обязательно своевременным. Его нельзя искусственно ускорять: это для ребенка вредно.

Нельзя требовать от ребенка слишком много: так можно в итоге получить неврастеника, потому что соответствовать этим завышенным требованиям ребенок не сможет. В то же время малыш не в состоянии критически отнестись к папе и маме: они для него как Боги. Раз родители чего-то хотят от него, а он этого не делает, то ребенок начнет ощущать себя каким-то неполноценным существом, что чрезвычайно опасно.

Ребенку даже нужно, чтобы родители были в меру строгие, чтобы чего-то от него требовали. Но: требования должны быть выполнимыми – посильными для крохи.

Почему возникает такой стиль? Его главная причина – родительские честолюбие и самолюбие. НАШ ребенок должен быть САМЫМ УМНЫМ! Он должен многого достичь!

А причина такого ненормального – перенесенного на своих детей – честолюбия – в каких-то несбывшихся надеждах. Скажем, мечтал человек стать знаменитым, многого достичь – и ничего не вышло. Никто его не знает, работает он на самой незаметной должности.

В общем-то, чтобы преодолеть это в себе, достаточно просто спокойно над этим поразмыслить, причем в таком плане: я вполне достойный человек, честный, порядочный, люблю свою семью и своих детей. Да, мне не все в жизни удалось – а много ли таких, кому все удается? К тому же среди знаменитых, удачливых и успешных очень много плохих людей. Не хотел бы я быть на них похожим. Значит, у меня даже есть некоторые преимущества перед ними.

Т.е., опять-таки, - укрепить свое самоуважение, достичь душевного равновесия.

Тогда и завышенные требования к ребенку будут уже не нужны.

Ребенок, у которого чрезмерно требовательные родители, их тоже боится. Хотя может в то же время и любить их.

  1. ^ Непредсказуемый стиль. Этот стиль очень распространен во всем мире.

Суть его в том, что у папы с мамой семь пятниц на неделе: сегодня у них хорошее настроение – и они на все шалости малыша смотрят сквозь пальцы; а на следующий день, наоборот, наказывают за малейшую провинность. То строги, то мягки; то жестки, то снисходительны.

Такие родители не устанавливают для ребенка никаких правил: малыш не понимает, что можно, чего нельзя. Все может быть можно – и все может вдруг оказаться нельзя. Все зависит от настроения мамы или папы в данный момент.

Иногда причина появления такого стиля – просто педагогическая безграмотность: непонимание того, что отношения с ребенком необходимо строить так, чтобы он знал, чего ему ожидать от взрослых.

В противном случае малыш, с одной стороны, чувствует себя всегда неуверенно (вдруг – возьмут и накажут?!), а с другой стороны, надеется на то, что любой проступок может остаться безнаказанным (что еще хуже!).

Есть и еще одна причина непоследовательности родителей – их бесхарактерность. Отсутствие твердости, сосредоточенности; неумение контролировать себя, свои эмоции, свое поведение. Непривычка иметь какую-то определенную линию поведения. Некоторая душевная расхлябанность, распущенность.

Изменить такой стиль несложно: нужно просто установить определенные правила: и для ребенка, и для себя – и стараться их всегда соблюдать и требовать их соблюдения от ребенка. За определенный проступок должно быть определенное наказание – и ребенок должен знать заранее, какое именно. И только такое наказание и должно применяться, причем, всегда, когда малыш совершил именно это «преступление».

В глазах ребенка его непредсказуемые родители - одновременно и очень привлекательные (порой от них можно добиться чего угодно, они могут что угодно простить), и очень опасные (вдруг – ни с того, ни с сего – как накажут!) существа. Его внутренний мир неустойчив, полон тревоги. Самоконтроль у такого ребенка не развивается, «внутренние тормоза» отсутствуют.

Такие дети – даже если они сами по себе хорошие и добрые – в подростковом возрасте часто совершают какие-то совершенно безумные поступки и даже преступления (ведь они привыкли надеяться на то, что им все что угодно может сойти с рук).

  1. ^ Оберегающий стиль (гиперопека).

Встречается почти исключительно у женщин, и таких женщин в просторечии часто именуют «наседками».

Такая мама почему-то всегда беспокоится за своего ребенка: боится, что его промочит дождик, продует ветерок, обидят другие дети. Если он будет бегать по лестнице, обязательно сломает ногу! А если залезет на турник – упадет и сломает шею!

Маме хотелось бы идеально надежно предохранить свое дитя от всевозможных опасностей, но это нереально, поэтому она всегда пребывает в состоянии тревоги и успокаивается только тогда, когда ребенок засыпает.

Собственно, если попытаться ясно выразить, что нужно такой маме, то получится, что ей как раз и хотелось бы, чтобы ее ребенок «вечно спал»: ничего не делал, ни с кем не играл, не бегал, нигде не лазил – и вообще не жил! И только тогда она была бы спокойна за него!

Безусловно, такая женщина заслуживает всяческого сочувствия. Однако и вред, который она приносит ребенку, очень велик. Тревога матери передается малышу, и он сам становится крайне неуверенным в себе, тревожным, всего боится.

Причина появления такого стиля – обычно в том, что в жизни женщины ребенок играет совершенно исключительную роль. Часто она воспитывает ребенка одна; иногда муж есть, но отношения с ним не сложились – в то же время разводиться не хочется, а значит – потеряна надежда на личное счастье. Иногда и на работе что-то не ладится или работа нелюбимая. И еще: почти всегда этот ребенок – единственный.

Остановить это в себе самостоятельно почти невозможно. Тут нужна длительная работа с хорошим психологом – или даже психотерапевтом.

Какой кажется такая мама своему малышу? Она представляется ему единственным спасительным островком во враждебном мире. Единственной, кто может быть к нему добр, кто его защитит, кому он нужен.

Кстати, как это ни печально, некоторые женщины для того так и ведут себя по отношению к своему ребенку, чтобы он к ним ВОТ ТАК относился – хотя сами этого, конечно, совершенно не осознают.

  1. ^ Нетребовательный стиль.

Такие родители убеждены, что их задача – безоговорочно и всегда любить ребенка, просто потому, что это их ребенок; заботиться о нем; удовлетворять абсолютно все его потребности. Движение здесь идет только от взрослых к ребенку: он только потребляет их любовь и заботу. Они от него ничего не ждут, ничего не требуют.

В ситуации конфликта с другими детьми такие родители всегда, не слишком вникая в суть дела, принимают сторону своего ребенка: они уверены, что обязаны всегда быть на его стороне.

В результате – вырастает избалованный черствый эгоист и потребитель.

Причина появления такого стиля – или педагогическая безграмотность в сочетании с добротой и самоотверженностью; или, как это ни странно, родительский эгоизм. Хотя такие родители кажутся абсолютными альтруистами, однако это чисто внешнее – и совершенно неверное – впечатление. На самом деле, им доставляет непосредственное удовольствие тетешкать свое дитя, ощущая себя Замечательными Родителями. А человек, чье поведение мотивировано своим удовольствием, - это и есть чистой воды эгоист.

Остановить это в себе непросто, т.к. привычка так себя вести доставляет удовлетворение взрослому – а надо от него отказаться. Чтобы этого достичь, необходимо «переключить» свое внимание со своих субъективных ощущений на САМОГО ПО СЕБЕ РЕБЕНКА. То есть учиться наблюдать за ним, понимать его; думать о его развитии – учиться относиться к нему ОБЪЕКТИВНО. Тогда постепенно можно выработать более здоровый стиль отношений с малышом.

Такому ребенку его родители представляются чем-то вроде Перпетуум-Пирожного: Вечного Пирожного – от которого можно всю жизнь откусывать, а оно все равно никогда не кончается. Все же остальные люди такому дитяте кажутся «невкусными», плохими.

  1. ^ Угрожающий стиль.

Такой стиль ничего общего не имеет с деспотическим, хотя их часто путают. На самом деле, «угрожающий родитель» – это человек, который почему-то убежден в крайней эффективности в воспитании КНУТА – и в то же время в крайней неэффективности ПРЯНИКА. На самом деле дело обстоит скорее наоборот (хотя и кнут, и пряник – далеко не лучшие методы воздействия на ребенка).

Такой стиль чаще свойствен мужчинам. Отцу кажется, что ребенку нужно постоянно угрожать. Папа думает, что сын или дочь обязательно «забалуется», если не держать малыша в ежовых рукавицах.

Основная причина появления такого стиля – в том, что мужчины по сути своей весьма агрессивные существа. Вспомним, что мужчины тысячи и даже десятки тысяч лет занимались, главным образом, войной и охотой (т.е. тоже войной, только не с людьми, а с животными). В то же время выхода для этой агрессивности в современном обществе почти никакого нет. Работа у многих мужчин – по сути такая же, как у женщин. Если человек не играет в футбол и не гоняет на мотоцикле, ему не в чем проявить свою агрессивность.

В результате – страдает собственное чадо. Конечно, для ребенка такой папин стиль очень нежелателен, хотя и не приносит большого вреда, если папа в то же время малыша по-настоящему любит, что вполне возможно и даже бывает очень часто.

Остановить это в себе нетрудно: надо просто найти другой выход для своей агрессивности. Купить ружье и ходить на охоту. Заняться спортом. Или придумать что-то еще.

Что до ребенка, то если отец любящий, для него любовь и агрессивность навсегда связываются в одно нерасторжимое целое – у него возникает убеждение, что агрессия – это хорошо, это положительное качество. В результате, если это мальчик, то он сам будет очень агрессивным; а если девочка, ей будут нравиться только очень агрессивные мужчины (причем, даже в том случае, если эта агрессивность проявляется по отношению к ней же самой).

Женщине же такой стиль может быть свойствен только, если она совершенно равнодушна к ребенку, а это бывает очень редко.

  1. ^ Рыночный стиль.

Товарно-денежные отношения могут проникать и в семьи. Такие родители уверены, что все поступки человека – и ребенка в том числе – мотивированы всегда только своей выгодой, причем, выгодой материальной. Более того, взрослые убеждены, что так и должно быть – и это хорошо!

Неудивительно, что папа и мама, когда им нужно добиться чего-то от ребенка (а родителям часто это бывает нужно), попросту подкупают его: обещают ему что-то купить и т.п. – и честно держат свое слово.

Такой малыш ничего никогда не станет делать даром. Это будет «бизнес-мен» чистой воды уже в 5-6 лет. Но родителям может казаться, что это так и надо.

На самом же деле, бескорыстное поведение совершенно естественно для человека – а для ребенка в особенности. Конечно, его можно за что-то и поощрить подарком – хотя лучше дарить ему вещи просто так, а не за какие-то его «заслуги». Но нельзя ВСЯКОЕ его хорошее дело поощрять материально. Это приведет к тому, что таким образом воспитанный (или, вернее, невоспитанный) человек будет стремиться в жизни только к меркантильным целям. Его уже не будут интересовать духовность, доброта, человеческое счастье. Он все будет мерять материальными ценностями.

Таким родителям можно рекомендовать только одно – просто пересмотреть свое мировоззрение, которое в корне неверно.

Что до их чада, то родители представляются ему чем-то вроде Всемирного Банка: если вести себя в соответствии с ожиданиями Правления Банка, то взамен ты получишь жирный «кредит» – и тебе «будет хорошо». Собственно человеческого отношения к своим родителям у такого дитяти нет.

  1. ^ Здоровый стиль.

Такие родители уделяют ребенку много внимания, но оно не чрезмерно. Обычно это занятые люди, которые любят свою работу. Они целыми днями не бывают дома, на работе устают. Однако, они внимательны к своим детям – в том смысле, что дети им интересны: интересен их внутренний мир, их жизнь, то, что их волнует, их мнения и мысли, их чувства. Все это они хотят знать – и поэтому знают. Хотя и не тратят на детей так уж много времени.

У таких взрослых есть своя – взрослая – жизнь. У них все в порядке с самоуважением. Они удовлетворены своей жизнью. Они любят своих детей, но любовь эта лишена болезненной экзальтации, она не слепая.

Они вполне довольны, если их дети хорошо себя чувствуют, счастливы и нормально – пусть и не блестяще – развиваются. Они не ждут очень уж многого от своих детей: для них главное, чтобы дети росли хорошими и счастливыми людьми.

Они авторитетны для своих детей, могут быть весьма строгими, но лишь тогда, когда это действительно необходимо – т.е. нечасто. Они не ждут от ребенка безоговорочного послушания, хотя при необходимости умеют его добиться.

Их поведение довольно последовательно: ребенку нетрудно понять, что папа и мама приветствуют, а что осуждают.

Наконец, такие люди строят свои отношения с ребенком, ИСХОДЯ ИЗ НЕГО, А НЕ ИЗ СЕБЯ. То есть они стараются понять, ЧТО НУЖНО РЕБЕНКУ – и именно так, как ЕМУ нужно, себя вести с ним – даже если им вообще такое поведение не очень свойственно.

Другими словами, ОНИ ГОТОВЫ и УМЕЮТ МЕНЯТЬСЯ, или по-другому – ВОСПИТЫВАТЬ СЕБЯ. А в роли «воспитателя» в этом случае выступает ребенок!

Как относятся к таким родителям их дети? Примерно так, как по-настоящему верующий человек относится к Богу. С безоговорочным доверием и любовью. Для таких детей родители – гарантия устойчивости их внутреннего мира, их счастья и благополучия. Они не хотят огорчать папу и маму, избегают делать то, что родителям было бы неприятно. И в то же время эти дети уверены в себе и не боятся трудностей, причем, готовы преодолевать их самостоятельно.

Это – счастливые дети в полном смысле этого слова.

^ Ссоримся правильно!


Нет таких родителей, которым удалось бы избежать конфликтов со своими детьми. Интересы малыша, как он их понимает, далеко не всегда совпадают с интересами взрослых. Мама не может разрешить крохе питаться одними конфетами, отбирать игрушки у других детей, топать и визжать, когда кто-то из взрослых отдыхает – да мало ли что еще. А ребенку всего этого хочется.

Но если это неизбежно, то как же себя вести в таких ситуациях?

. . .

Когда Алена научилась читать, она сразу увлеклась чтением телепрограммки. И с удивлением обнаружила, что, кроме тех мультиков, которые она всегда смотрит, есть еще много других, тоже, наверное, очень интересных. Но вот беда: мама не разрешает смотреть телевизор поздно. И в обед не разрешает. И некоторые программы – нельзя. Только в одно время смотри – и все!

И вот однажды мама пришла с работы, а Алена включила-таки одну из программ, которые ей смотреть запрещено, да еще в неположенные часы. Мама, конечно, выключила телевизор, а Алена закатила истерику и, главное, ужасно разозлилась. Даже чуть не ударила маму!

Не правда ли, какая типичная, почти всем родителям знакомая сценка? Конечно, Алена – человек особо темпераментный, не все дети такие. Но обидеться и даже разозлиться в подобной ситуации способен почти любой ребенок.

Как же будет реагировать на поведение дочери мама?

Сценарий-1. Допустим, наша мама – убежденная «пацифистка», т.е. уверена, что с ребенком идти на конфликт ни в коем случае нельзя. Или ей кажется, что во всем и всегда угождать своей дочери – ее материнский долг. Или она просто довольно бесхарактерный человек: ей трудно настаивать на своем, даже в споре с маленьким ребенком.

Тогда мама попытается перевести ситуацию из потенциально конфликтной в бесконфликтную. Но как это можно сделать? Быстро и эффективно – только одним способом: уступить. Пусть смотрит, черт с ней. Не умрет она от этого. Зато перестанет плакать и злиться.

Таким образом, мир будет восстановлен. Однако, подобное поведение взрослого потенциально очень опасно. Во-первых, требования ребенка будут все время расти. Во-вторых, такой малыш привыкнет к бесконфликтности, по крайней мере, дома. Когда-нибудь Алена вырастет, станет взрослой девушкой, выйдет замуж. Нетрудно догадаться, что от своей свекрови и даже от своего мужа она подсознательно будет ждать полной бесконфликтности, к которой ее приучила мама. Ей будет казаться, что любовь к ней близких людей должна выражаться в том, что ей во всем будут угождать и всегда уступать – как это делала мама. Но муж едва ли станет так себя вести по отношению к ней. Что может в итоге случиться – догадаться нетрудно. Кроме того, такой привыкший к бесконфликтности человек крайне раним: любое противоречие, любая обида – для него нож острый – в то время, как более правильно воспитанные люди от обид, как правило, мало страдают.

Конечно, один раз уступить ребенку можно. Но делать это систематически не стоит.

Сценарий-2. Допустим, что темперамент Алены наследственный – ее мама тоже очень эмоциональна, и, кроме того, она нервный человек. Предположим еще, что она устала на работе: у нее как раз в тот день были неприятности. Тогда может возникнуть очень опасная ситуация, при которой эмоции дочери «заразят» маму.

Люди – и особенно близкие люди – это сообщающиеся сосуды: их души связаны друг с другом, их эмоции способны передаваться друг другу. Правда, чаще всего «заражаются» дети от взрослых: почему – объяснять не нужно. Однако, не надо преувеличивать нашу силу и детскую слабость: эмоционально многие дети – очень сильные люди! Их эмоции насыщены, ярки и ребенок их очень плохо контролирует, так что они порой вырываются наружу, как пламя из кратера вулкана.

Итак, мама «заразилась» от Алены – т.е. тоже рассердилась, почувствовала раздражение, даже злость. Неважно, что она теперь сделает. В любом случае, эта ситуация (если она будет повторяться сравнительно регулярно) еще более опасна. Попав в душу взрослого, отрицательные эмоции затем будут неизбежно «возвращены» им ребенку. А вот это уже опасно чрезвычайно.

Почему? Во-первых, ребенок воспринимает поведение и внутренний мир родителей как нормативные, т.е. самые правильные, образцовые. Он так и воспримет мамину злость: «решит» (опять-таки, на подсознательном уровне), что злиться нормально и правильно. Во-вторых, эмоции детей – особенно, т.н. «реактивные» эмоции (возникающие в конкретной ситуации, непостоянные и нехарактерные для ребенка) – похожи на пламя от горящей соломы: оно очень яркое, но быстро тухнет. Вот так и злость Алены быстро бы прошла, если бы ее не «возвратила» ей обратно мама.

Но самое страшное: опустившись на один уровень с ребенком, взрослый полностью теряет контроль над ситуацией – ребенок такого взрослого уже не слушает, для него взрослый уже не авторитет. Погасить конфликт мама, пока она сама злится, будет не в состоянии. А затянувшийся конфликт между самыми близкими людьми – это, безусловно, очень плохо.

Сценарий-3. Мама уверена, что в ситуации любого конфликта с дочкой, из-за чего бы он ни произошел, нужно всегда и безоговорочно настаивать на своем. Я взрослая – а она маленькая: она должна мне подчиняться. Как я сказала, так и будет. А иначе я потеряю у нее всякий авторитет!

Тогда мама скажет: «Ах так! Ты еще и ревешь! Истерики мне устраиваешь! Не будешь смотреть мультиков вообще. Все, никаких мультиков. Забудь про них. И немедленно перестань орать, а то и гулять сегодня не пойдешь!»

Разумеется, ни к чему хорошему такое поведение взрослого не приведет. Малышка, может быть, и подчинится силе (вернее, насилию), но на ее развитии, и прежде всего, самом главном – личностном, это неизбежно скажется пагубно, т.к. уважение к самостоятельности ребенка со стороны самых близких взрослых – это главное условие такого развития.

Сценарий-4. Мама достаточно внимательно относится к желанию дочери, в том смысле, что спрашивает ее, почему ей так хочется досмотреть этот мультик, про что это и т.п. Проявляет уважение и внимание к Алене, к ее интересам.

Часто ненужные конфликты с детьми являются следствием нашего взрослого довольно-таки пренебрежительного отношения к интересам малышей. Мы изначально уверены, что их дела и увлечения – это ерунда, они не заслуживают никакого уважения. А это не так.

Выслушав Алену, постаравшись ее понять, мама тем не менее говорит: «Я тебя поняла. Но сейчас я не могу разрешить тебе смотреть телевизор. Во-первых, я устала, хочу отдохнуть, а телевизор мне мешает. Во-вторых, я тебе запретила смотреть эту программу, а ты нарушила мой запрет. Так делать нельзя. Я тебя наказываю: ты сегодня вообще больше телевизор смотреть не будешь. Но завтра мы можем поговорить о том, что и когда ты будешь смотреть».

Здесь мы видим поведение твердое, даже непреклонное, но в то же время взрослый полностью владеет собой, не опускаясь на один уровень с ребенком – оставаясь взрослым. А это обязательное условие успешного разрешения конфликтов с детьми. В то же время мамин запрет не абсолютный, а касается только сегодняшнего дня. Мама готова обсудить с Аленой ее дальнейшие «телепланы» и, может быть, даже в чем-то пойти на небольшие уступки. Она уважает дочь, уважает ее интересы – и показывает ей это.

В этом случае девочка поймет, что настоять на своем с помощью крика и злости не удастся. Этот номер не пройдет! Свою позицию надо объяснять, убедить того, кто с тобой не согласен, и тогда он, может быть, и уступит.

Наверное, вы согласитесь: в этом случае девочке конфликт с мамой даже пойдет на пользу! И это действительно так.

. . .


Итак.

Хотя взрослым почти никогда не удается полностью и всегда избегать конфликтов с детьми, но теоретически это возможно – и к этому можно стремиться. Однако реально достичь такого состояния бесконфликтности с ребенком, существом по определению еще неразвитым, плохо контролирующим свои желания и эмоции, можно только за счет угождения, потакания ребенку. А это педагогически очень вредно для ребенка.

Однако еще более вредно, когда в конфликте с малышом взрослый ведет себя по сути так же или почти так же, как этот малыш. Злится, раздражается, кричит, прибегает к «методам физического воздействия». Это, в сущности, не конфликт взрослого и ребенка, а конфликт двух детей – только один из них «большой и толстый», но это совершенно непринципиально. Когда взрослый встает на один уровень – на одну доску – с ребенком, он тем самым лишает себя возможности на ребенка влиять. Здесь уж скорее наоборот – чадо влияет (причем, плохо влияет) на собственного родителя. Абсолютно ненормальная и во всех отношениях пагубная для ребенка ситуация.

Встречаются и настолько неуверенные в себе - или неправильно понимающие свою роль - родители, что они в ситуации конфликта стремятся во что бы то ни стало «одержать победу» над ребенком. Это мы видели в сценарии-3. Этого делать тоже ни в коем случае нельзя. Нельзя затаптывать самостоятельность, желания крохи – это тоже педагогически опасно.

Такая «победа» (запугать противника, заставить его смириться и подчиниться желаниям «победителя») – это победа НА ЖИВОТНОМ УРОВНЕ. Так побеждают друг друга животные – не люди. Поэтому на человеческом уровне это вовсе не победа, а поражение. Причем – для обеих сторон.

В этом главное отличие конфликта между людьми от схватки двух животных: у животных одно побеждает, другое проигрывает. У людей или оба побеждают, или оба проигрывают.

Правильное же поведение взрослого в конфликте с ребенком зависит от самой сути конфликта: прежде всего нужно разобраться, в чем дело, – причем, постараться понять точку зрения ребенка. Почему это для него так важно? Почему он так обиделся? Однако, в случае, если ребенок явно неправ, вести себя следует твердо и строго. Не заражаясь злостью и раздражением, полностью контролируя свои эмоции.

Тут возможен вопрос: ну, а если я все-таки вспылила? Если чувствую, что раздражена и ничего не могу с этим поделать? Тогда лучше выйти в другую комнату, успокоиться – и тогда уже заняться малышкой.

И только в четвертом сценарии мы видим, что произошло нечто конструктивное: достигнут педагогический результат.

За счет чего же? За счет того, что мама вела себя ПО-ВЗРОСЛОМУ и в то же время ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ, – лучше, чем дочь. Алена не хотела считаться с желаниями и потребностями мамы (она устала на работе, хочет отдохнуть, а тут телевизор), а мама тем не менее дочь внимательно выслушала, постаралась понять. В этом случае девочка может даже начать стыдиться своего поведения. Причем, что интересно, - без всяких объяснений со стороны взрослых: она сама поймет, что вела себя плохо.

Это и есть человеческая победа в конфликте.

Без конфликтов люди вряд ли могут жить. Важно не ссориться из-за «выеденного яйца» и уметь правильно вести себя в ходе конфликта. Из конфликта можно научиться выходить так, чтобы каждая из сторон что-то приобрела, чему-то научилась и изменилась к лучшему. Да, да – каждая из сторон! В том числе и мы, взрослые!

В этом смысле конфликт – это ШАНС ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОСТА для всех участвующих в нем сторон. Который может быть и упущен; более того, конфликт может, конечно, и вред принести – но это уже будет наша вина.

Конфликт с ребенком всегда – рискованная ситуация. Но без риска полноценное воспитание невозможно. Иногда нужно идти на риск. Так что не следует бояться конфликтов с детьми, всегда их избегать. Можно научиться «ссориться правильно» – и тогда конфликты могут даже принести пользу: и не только детям, но и нам самим.

. . .

^ Основные заповеди для тех, кто хочет «ссориться правильно»:

  1. Не забывайте, что вы и ваш ребенок – одно Целое. Поэтому «победить» своего ребенка нельзя: это значило бы «победить» самого себя.

  2. Не принимайте никакого решения и ничего не делайте, если чувствуете, что сами раздражены. Прежде чем что-то решать, успокойтесь.

  3. Не принимайте решения, не разобравшись, в чем дело: почему ребенок так себя ведет, что его обижает.

  4. Стремитесь вести себя лучше, чем ведет себя ребенок. Тогда ему станет стыдно, что он «такой плохой», а мама «такая хорошая».

  5. Если вы убедились, что ребенок явно неправ, умейте быть твердыми и строгими: так, чтобы ребенок понял раз и навсегда – так вести себя нельзя!

  6. Избегайте ненужных, пустячных конфликтов, но если вопрос принципиальный, не бойтесь идти на конфликт с ребенком.

  7. Если есть такая возможность, не принимайте окончательного решения сразу: дайте ребенку время прочувствовать и продумать ваш конфликт.

  8. Как бы ни вел себя ребенок, не лишайте его уверенности, что мама его по-прежнему любит и будет любить всегда, хотя и огорчена его поведением.

. . .


. . .


*Cокращение в тексте статьи означает, что в этом месте должен быть рисунок (в некоторых случаях, где необходимо объяснить, какой именно рисунок, стоит еще значок *: что нужно нарисовать, объясняется в конце – после текста статьи).


0711590988605413.html
0711734187784020.html
0711857300214839.html
0711963788125235.html
0712065531011907.html